Смена декораций. Толпа. Власть. Страх

  • №7/8
  • Гриша Брускин

ЛАНДШАФТ

Мир «Смены декораций» – ландшафт, где мы находим новые укрытия (locis) для новых фигур памяти. Где встреча архаи­ки и современности подобна «встрече зонтика и швейной машинки на анатомическом столе». Где современность покоится в тигле алхимика. И свершается «великое делание» нового мироустройства.

ВРЕМЯ

В «Смене декораций» движения нет. Ни от старого к новому. Ни от примитивного к сложному. Ни от худшего к лучшему. Нет ни «вчера», ни «сегодня», ни «завтра». Время спрессовалось. Явился универсальный оборотень времени – темпоральность. Засада, в которой пропадает настоящее. Где нет истории, астрономии, биологии, физики, искусства. Прогресса. Лакуна памяти. Иная системная целостность. Где текст рассыпается на буквы, образуя новые смыслы. Время – невыразимое в единицах времени. Фатум времени. Страна Нигде.

bruskin 01

ТОЛПА

Толпа «Смены декораций» – масса, множество. От толпы-насекомого прошедших веков до бодрийяровского молчаливого большинства, запуганного властью и террористами. Что представляют собой атомы коллективного тела (строительный материал)? Унифицированный человек-образец, похожий на штампованную детскую игрушку в позе, напоминающую античную статую гладиатора Боргезе, послужившую прототипом многочисленных произведений в ­эпоху модернити. Будучи размноженным, «гладиатор Боргезе» превращается в стандартизированный товар. «Гладиаторы» неотличимы друг от друга. Безликие индивиды. По определению Майкла Хардта, «сущность массы в неразличимости». Модернистской толпе противостоит толпа метафизическая, сакральная. Отсылающая одновременно к древнейшим загадочным универсальным антропологическим изображениям–праобразам верований и культур – и к фигурам русского авангарда начала XX века.

bruskin 02

ТЕРРОРИСТЫ

Террористы «Смены декораций» – куклы, манекены, гибриды, автоматы. Террористов и толпу роднит анонимность, неразличимость. Террористы скрывают свои лица, индивидуальность. Стремятся притвориться вариантом иной массы. Иным множеством. «Радикальное отличие нового терроризма в следующем: владея всеми видами оружия, выработанными данной системой, террористы обладают еще одним оружием – своей смертью, и это становится фатальным». Душу террора воплощает бессознательный автомат – Голем, повинующийся внушениям и приказам, – механический младенец с поясом шахида.

bruskin 05

ВЛАСТЬ

Власть «Смены декораций» – механический гибрид – двуглавая птица, символ империи. Власти нужен унифицированный, прозрачный человек. За которым она подслушивает и подсматривает. Чтобы «надзирать и наказывать». Власти необходим транспарентный мир. Надзор, наблюдение в «Смене декораций» осуществляют солдаты с биноклями, дроны и архаические истуканы (гермы) с антеннами и локаторами. «Просвещение с самого начала было детерминировано своей ориентацией на власть – власть над миром и власть над обществом. В результате Просвещения человек действительно «познал» Природу, общество и свое место в них – но это место оказалось незавидным».

bruskin 08

СОВРЕМЕННОСТЬ В ТИГЛЕ АЛХИМИКА

«Великое делание» «Смены декораций» осуществляется в алхимических ретортах. На ретортах начертаны названия книг, идеи которых отрефлексировали, осмыслили современность и современного человека. Нашу эпоху. Актуальное и отвергнутое знание соединяются в тигле алхимика, инициируя процесс «великого делания» – возвращения текста в предвечный хаос.

bruskin 06

ИГРА

«Смена декораций» – пространство-сцена для игры в бисер, игры в солдатики, игры в театр, в кукольный театр, в Laterna Magica. В загадочный Театр Памяти Джулио Камилло.

Кулисами служат зиккураты, мавзолеи, башни, пирамиды. Хеопса, Леду, Леонидова, Бэй Юймина. Художник «Смены декораций» одновременно сценарист, сценограф и режиссер. Творец. «Смена декораций» – игра, в которую вовлечен нынешний мир от сирийской Пальмиры до Нью-Йорка. Произведение является метафорой нового миропорядка, возникающего на наших глазах, где растущая агрессия, террор, иррациональная жизнь масс, невиданные ранее стратегии контроля и управления пронизывают жизнь современного человека.

bruskin 07