Беги, Дженни, беги. «Бегущая от реальности», режиссер Джошуа Марстон

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

17 ноября в российский прокат выходит «Бегущая от реальности» режиссера Джошуа Марстон с Рейчел Вайс в главной роли. О «загадочной истории совершенно непредсказуемой женщины» (таков слоган картины) – Зара Абдуллаева.


Есть фильмы приятные, приятные во всех отношениях или – в некотором роде. Этот род обеспечен в «Бегущей от реальности» Джошуа Марстона женской ролью Рейчел Вайс. Ускользающим образом ее странноватой героини, сыгранной актрисой, которая удержала в зрелые годы память о давнем сотрудничестве с Бертолуччи в «Ускользающей красоте».

Рейчел Вайс, имеющая «Оскар» (роль второго плана в «Преданном садовнике»), награждается в мелодраме «с запросами» несколькими ролями главной героини с разными именами. Эти роли отвечают за страсть Дженни, Консуэло, Саши, Ванессы, Мэй и Элис к перемене мест, причесок, повадок, профессий. К желанию «начать все сначала», чтобы ускользнуть таким образом от детской травмы, связанной с провалом карьеры пианистки и неудачным романом.

Медсестра, ассистентка фокусника, палеонтолог, биолог – этапы ее бегства в разные реальности, которые, однако, неизменно возвращают способную американку в прошлое. В Нью-Йорк, где она, устав от бесконечных инкарнаций, но не утратив красоты и свежести, решает встретиться с Томом (Майкл Шеннон), расстроившим ее жизнь пятнадцать лет назад.

«Бегущая от реальности», трейлер

Банальная интрига (или фабула) искупается в этой непритязательной и, как ни странно, непретенциозной картине присутствием Вайс, которая на короткое время мелькает в разных воплощениях, не давая своей героине наскучить публике по «пути к себе – от себя». Остановка Дженни, названной так при рождении, в Нью-Йорке под именем Элис в роли зоолога, попытка узнать, что стало с Томом, – генеральный сюжет «Бегущей…». Все остальное – приправа, угодная независимому кино нынешнего розлива на берег Сандэнса.

Налета пошлости, предполагаемой сценарием, удалось режиссеру и актерам избежать. По одной хотя бы причине: нью-йоркский дух, пробитый колким минималистским саундреком Дэнни Бенси и Сондера Юрриаанса, веет тут вполне непринужденно. Марстон понимает, а вернее, чувствует прелести импровизации в нью-йоркских киноисториях. Поэтому дорога к Тому Элис, которая попала – благодаря легкому флирту с его напарником по бизнесу – в его дом, в день рождения бывшего возлюбленного, эпизод вечеринки с гур-гуром гостей, полускрытыми внезапностями, взглядами, точными эпизодическими персонажами, переместившимися в клуб потанцевать, сняты с тревожным беспедальным обаянием. Его оказалось не замять драматургической канителью, мотивированной признанием Элис в ее умении «проживать жизнь за жизнью» и каждый раз чувствовать себя «настоящей».

Complete Unknown 2«Бегущая от реальности»

Девять перемен в жизни Дженни означают не столько ее перевоплощения, сколько сильную потребность побывать под кайфом. Желание обрести приятное во всех отношениях ощущение определяет атмосферу, настроение фильма, избежавшего невыносимой тяжести бытия героев. Не только Дженни, но и Тома – середняка, тратящего рабочее время на тошнотворные мейлы и переживающего семейный кризис с женой-иранкой(та собирается покинуть Нью-Йорк ради калифорнийских курсов ювелиров и не уверена, что Том составит ей компанию).

Complete Unknown 3«Бегущая от реальности»

Именно проблески кайфа оправдывают внимание к этому фильму. Дженни с Томом убегают из клуба и встречают на улице пожилую даму с собачкой. Дама, оказавшаяся бывшей хиппи, падает, парочка ей помогает, доводит до дому, где их встречает муж белой бывшей красотки – черный человек, гаитянин и миляга. Элис, назвавшись доктором, провоцирует Тома на игру, представив его остеопатом. Том мгновенно, но, вероятно, временно (Дженни ему не догнать) включается в игровые обстоятельства. Этот эпизод со «случайными» обитателями Нью-Йорка, преисполненный чудных деталей, мимолетных шуток, обмолвок, обманок, облагораживает простую историю упущенной любви героев, несмотря на мнимую возможность восстановить вывихнутый сустав их жизней. Игривому и драматическому эпизоду с пожилыми хиппи соответствуют и незатейливые – ненадоедливые съемки «одиночества вдвоем» в нью-йоркском метро, где любая, казалось бы, очевидность имеет шанс на загадку. Как и миллионы раз виденная на экране нью-йоркская уличная толпа. Теперь в нее запущена героиня Рейчел Вайс, которая в очередной раз испытала разочарование и виражнула в неизвестном направлении на поиски кайфа. Дженни уверенно идет вперед, приближая лицо к камере, провожающей прохожих в обратную от нее сторону. Одинокость – страшная сила.

Воображая Годара. «Молодой Годар», режиссер Мишель Азанавичюс

№4, апрель

Воображая Годара. «Молодой Годар», режиссер Мишель Азанавичюс

Вероника Хлебникова

1967 год. Годар снял «Китаянку», женился на актрисе и студентке философского факультета Сорбонны Анн Вяземски, предсказал май 1968-го, услышал музыку революции, но в такт не попал. Отвергнутый газетой «Комба», китайцами и активистами, он стоически сносит удары судьбы (вкупе с разбитыми очками), «потому что такова жизнь на борту «Грозного» – кодовая фраза любовников из радиорепортажа о французской атомной подлодке «Редутабль». Заклейменный как незрелый буржуа, он совершит революцию в масштабе собственной личности.

Колонка главного редактора

Уметь читать азбуку Морзе российской культуры. О новой идеологической доктрине Владимира Путина

08.02.2013

Начав с методологического вступления по теме президентского Послания 2012 года, социолог и искусствовед Даниил Дондурей поспорил с редакторами Gefter.ru о риторике Владимира Путина. Разговор — о будущем, спор — о концептах, заметки — о новациях президента в его последних речах.

Новости

В Москве пройдет ретроспектива Сергея Параджанова

27.01.2014

С 28 января по 2 февраля в рамках юбилейной ретроспективы Сергея Параджанова Музей кино покажет его полнометражные фильмы «Андриеш», «Тени забытых предков», «Цвет граната», «Легенда о Сурамской крепости» и «Ашик-Кериб», а также короткометражный фильм «Арабески на тему Пиросмани» и два документальных фильма о Параджанове - картину «Бобо» Нарине Мкртчян и Арсена Азатяна и картину Александра Кайдановского «Маэстро: Сергей Параджанов».