Что ненцу смерть. «Семь песен из тундры», режиссеры Анастасия Лапсуй, Маркку Лехмускаллио

  • Блоги
  • Иван Чувиляев

21 и 22 декабря в петербургском кинотеатре «Родина» пройдет мини-ретроспектива фильмов Анастасии Лапсуй и Маркку Лехмускаллио. Будет показан, в том числе, их фильм «Семь песен из тундры» – попытка увидеть историю двадцатого века из Крайнего Севера. По мнению Ивана Чувиляева, смотреть этот фильм, снятый в самом конце XX века, сегодня – странное занятие. Но совсем не потому что он устарел.


Ненцы попали в объектив Лапсуй и Лехмускаллио как раз перед тем, как северный человек стал идеальным «другим» для русского кино нулевых. Плоть от плоти балабановских «Кочегара» и персонажей «Реки», обрядовых лент Федорченко, наконец, магов и чародеев из недавнего «Дуэлянта», герои «Песен» родились до них и без какого-либо их участия. Пепел «Нанука» стучал в сердце отечественных кинематографистов особенно отчетливо: простодушный Кандид Флаэрти пришелся ко двору. Чукча, якут, ненец в новом веке перестали ассоциироваться в массовом сознании с одними только песенками Кола Бельды и анекдотами («тенденция, однако») и превратились в носителей мудрости, никак не связанных со всем остальным миром. Ничего странного, что и главный миф отечественного кинопроизводства – про якутский «кинобум», о котором все слышали, но никто не видел, – тоже про Север.

«Песни» - еще и про прошлое. Ретро, самый мейнстримовый из мейнстримов русского кино нулевых; сериальный формат, на котором съели не одну собаку и довели производство «Московских саг» до автоматизма, а трагедии двадцатого века до сюжетных ходов в духе «просто добавь воды». Счастливая жизнь в стиле Турбиных, пришествие кровожадных холопов без калош, громыхание черных марусь, далее как пойдет.

Seven songs from tundra 4«Семь песен из тундры»

Но фильм Лапсуй и Лехмускаллио снят без оглядки и на эту традицию, и выглядит ничуть не устаревшим. Наоборот, он показывает нам, насколько мы зациклены на центре и на своей «центровой» точке зрения. Перед нами несколько зарисовок из жизни ненцев. Девочку выдают замуж за богача, а она предпочитает ему троицу братьев-батраков, друзей детства. Богатого оленевода раскулачивают красные. Ссыльные родственницы врагов народа в чужом краю вспоминают о своей жизни на «большой земле». Мужики выпивают у памятника Ленину. Ребенок не хочет идти в русскую школу. Из этих и других рассказов складывается совсем другая, незнакомая нам история. Подобный эффект производят географические карты, американские или японские, ничего общего с нашими, европоцентричными, не имеющие. В центре вовсе не те события, что формируют наше представление о кровавом двадцатом веке. Да и показаны они вовсе не так, как мы привыкли.

Seven songs from tundra 2«Семь песен из тундры»

Первая сцена «Песен» – обряд жертвоприношения. Отстраненные, холодные, с врезанными крупными планами предметов – уздечки, ложки, унт. В этой статике есть гармония и умиротворенность, она лучше всего передает устоявшийся порядок вещей. Точно так же на создание вневременного пространства работает черно-белая гамма. В этом пространстве события происходят в ином, незнакомом темпе. Ч/б ловко уравнивает игровые эпизоды и и смешанные с ними кадры хроники. Оператор Йоханнес Лехмускаллио, постоянный соавтор режиссерского дуэта, мастерски создает эту вневременную атмосферу.

События двадцатого века вторгаются в размеренный, ритуально-документальный строй «Песен» с шумом и яростью. То, что в другом фильме могли бы счесть непрофессионализмом, в «Песнях» вдруг оказывается уместно. На контрасте с естественными непрофессиональными актерами появляются персонажи из драмкружка, ряженые в буденовки и цековские костюмчики. Подлинный конфликт в «Песнях» разгорается между цивилизацией и устоявшимся порядком вещей, столкновение прогресса и традиции оборачивается катастрофой. На гармонию союза природы и человека наваливаются русский канцелярит, старательная актерская игра, классическое кино с его приемами, и под их давлением спокойный, ритуальный мир первой части «Песен» трещит по швам.

Seven songs from tundra 3«Семь песен из тундры»

«Песни» в названии фильма – не манерное определение жанра (раздробленного на номера фильма-концерта народной музыки). Это слово стоит понимать буквально: едва ли не самое завораживающее в фильме это именно простая, но изысканная речь, ее свободное течение (здесь кстати вспоминается, что в советские годы Анастасия Лапсуй переводила на родной ненецкий сказки Пушкина). Возможно, именно речь выводит фильм за границы ностальгического повествования о «малых народах» и этнографических кино-очерков про «традиции и нравы».

Seven songs from tundra 6«Семь песен из тундры»

Удивительно, но Лапсуй и Лехмускаллио смогли создать такой экранный мир, в котором простота равна глубине, а ясные, не перегруженные подробностями сюжеты и черно-белая гамма выглядят не стилизованно и не искусственно, а органично. Избегая экзотики и не имитируя прошлое, эта картина показывают нам знакомые события незнакомыми глазами. Ничто, кроме кино, этого удовольствия предложить не может. В этом главное преимущество «Песен» перед бесчисленными эпигонами.

Кантемир Балагов: «Камера – это чей-то взгляд»

№5/6, май-июнь

Кантемир Балагов: «Камера – это чей-то взгляд»

Петр Шепотинник, Ася Колодижнер

Беседу ведут Ася Колодижнер и Петр Шепотинник.

Колонка главного редактора

Чтобы ткань города усложнилась

21.09.2015

В Москве прошел фестиваль современного документального кино о городе и человеке «Центр». Главная идея фестиваля в формировании города как культурного кластера, в котором люди учитывают интересы друг друга. Корреспондент Агентства социальной информации поговорил с одним из членов жюри фестиваля, культурологом и главным редактором журнала «Искусство кино» Даниилом Дондуреем о том, какую роль играют гражданские инициативы в создании культуры города, каких культурных пространств не хватает столице и могут ли москвичи создать собственную городскую культуру.

Новости

«Флаэртиана» привезла в Прагу документальное кино

25.06.2014

В Праге прошел Фестиваль документального кино, организованный командой пермского фестиваля «Флаэртиана». Европейскому зрителю была представлена программа из двенадцати отечественных документальных фильмов последних лет, среди них «Горланова, или Дом со всеми неудобствами» (реж. Алексей Романов), «Урал впервые» (реж. Дмитрий Заболотских), «Крутая Римма» (реж. Владимир Левин), «С.П.А.Р.Т.А. – территория счастья» (реж. Анна Моисеенко) и другие.