Лабиринт Шарпа

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На большие экраны в России вышел новый фильм Гильермо дель Торо «Багровый пик» (Crimson Peak) – ужастик или, как определяет жанр фильма сам режиссер, «готическая мелодрама». Нина Цыркун отчасти согласна с мастером и считает, что дель Торо удалось создать новый жанр, скрестив готическую мелодраму с диким стим-панком.

Действие «Багрового пика» разворачивается в 1901 году, в январе которого ушла из жизни королева Виктория, а вместе с ней одноименная эпоха, отмеченная ставшим нарицательным, «викторианским» пуританизмом. Тур вальса в новом, стремительно забывающем былое ханжество «европейском стиле», на который английский гость сэр Томас Шарп пригласил уроженку Баффало, американку Эдит, вскружил ей голову, заставив забыть о благоразумии. Даже внезапная и необъяснимая смерть любимого отца не остановила Эдит от скоропалительного замужества и отъезда в родовое имение супруга, наследственного аристократа без гроша за душой.

Юная жена в рушащемся на глазах старинном замке; зловещая сестра мужа, угощающая невестку подозрительным чаем; призрак, оставляющий кровавые следы; гулкие устрашающие звуки – режиссер и соавтор (совместно с Мэтью Роббинсом) сценария Гильермо дель Торо выкладывает всю номенклатуру готической классики, отсылающей к целому набору страшных фильмов. При этом, несмотря на красноречивый антураж, дель Торо не называет свой «Багровый пик» хоррором или триллером, предпочитая говорить о незаслуженно забытом жанре «готической мелодрамы». Так что тематически и стилистически ближе всего ему хичкоковская «Ребекка».

Crimson Peak 2«Багровый пик»

Это не значит, что мексиканец, достигший всемирной славы, задумал хичкоковский фильм. В сборнике статей «39 шагов к гению Хичкока», недавно изданном Британским киноинститутом, дель Торо утверждал, что никогда не осмелится подражать – ни тематически, ни стилистически – режиссеру, которого ставит в своей иерархии авторитетов на первое место, и даже не мечтает овладеть присущим тому мастерством рассказчика. Этот путь не только труден, но и может завести в тупик, потому что нередко принимают за хичкоковские жанры нечто от его творчества чрезвычайно далекое (например, итальянские джалло) или внедряют характерные стилистические приемы Хичкока в чуждую нарративную структуру. Хичкок, отметил дель Торо, оказал столь глубокое и всепроникающее влияние не только на кино, но на все виды искусства, включая масскульт, что оно чувствуется даже в «Симпсонах». Можно, конечно, взять что-нибудь у старины Хича, и это может сработать, но повторить его невозможно, потому что его кино – воплощение авторских собственных страхов и удивления перед миром, которые он проецирует на нас. Чтобы со всей скромностью подчеркнуть различие между собой и Хичкоком, дель Торо в принципе планировал некое демонстративное подражание Марио Баве, мастеру джалло, но все же не выдержал эту линию.

 «Багровый пик», трейлер

Как бы то ни было, в «Багровом пике» все-таки есть узнаваемые черты почерка Хичкока, пресловутые внешние детали – например, насекомые – бабочки; лабиринт замка с открытыми дверями, в которые заглядывают наблюдающие за Эдит его хозяева-вуайеры; встречающиеся над телом Эдит взгляды брата и сестры и т.д. Но все это не рассчитано на то, чтобы зацепить взгляд зрителя, а используется скорей как обманка или отвлекающий маневр. Ценность «Багрового пика» в том, что Гильермо Дель Торо создал синтетический жанр – готическую мелодраму с любовным треугольником, окрашенную вдобавок стим-панком – стилем, маркирующим кризисное состояние общества. Стим-панк своими красноречивыми атрибутами визуально соединяет викторианскую эпоху с «диким» «манчестерским» капитализмом.

Crimson Peak 3«Багровый пик»

Муж Эдит, сэр Томас (Том Хиддлстон) одержим идеей создать машину, с помощью которой можно добывать из глубин красную (багровую) глину, залегающую возле замка, эту окаменевшую кровь земли. Его сестра Люсиль (Джессика Честейн) одержима стремлением сохранить безудержно разрушающийся замок. Чтобы достичь цели, обоим нужны деньги, которые, на ее беду, есть у богатой наследницы Эдит Кушинг.

Эдит – начинающая писательница, хотя эта линия, к сожалению, как-то внезапно обрывается и особенно сюжетно не обыгрывается. Возможно, это один из тех легких пародийных штрихов, которыми густо нашпигован фильм. Не зря же на эту роль дель Торо выбрал Мию Васиковски, не так давно сыгравшую Джейн Эйр в фильме Кэри Фугунава по роману Шарлотты Бронте – alteregoЭдит. Писательство, скорее всего, выбрано для того, чтобы подчеркнуть ее способность фантазировать, грезить и даже видеть призраков; так что вся фантасмагорическая подоплека фильма может получить вполне рациональное объяснение, а абсолютное здравомыслие Гильермо дель Торо не подвергнется сомнению.

Маленькие жизни. «Оскар» и Берлин: глобальному посланию веры больше нет

№2, февраль

Маленькие жизни. «Оскар» и Берлин: глобальному посланию веры больше нет

Антон Долин

1 Значит, «Лунный свет». Обратная сторона дня, ночное животное, а не фильм. Теневой лидер симпатий, снятый за полтора миллиона долларов, со своими восемью номинациями против заведомо (казалось) победоносных четырнадцати «Ла-Ла Ленда» вдруг взял самую гламурную и авторитетную кинопремию в мире. Кажется, Барри Дженкинс, три­дцатисемилетний режиссер и сценарист – с еще одним персональным «Оскаром» за сценарий (лишь формально адаптированный, ведь первоисточник драматурга Тарелла Элвина Маккрейни даже не опубликован и сильнейшим образом переписан), – сам был не в меньшем шоке, чем зрители. Тем более что вручение сопровождалось неслыханным конфузом.

Колонка главного редактора

Доклад президенту РФ Владимиру Путину. О влиянии российского ТВ на стоимость человеческого капитала

12.11.2012

12 ноября 2012 года в Кремле состоялось заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Публикуем доклад Даниила Дондурея.

Новости

Архив Андрея Тарковского будет выставлен на аукционе Sotheby's

07.11.2012

Коллеция режиссера, включающая в себя письма, аудиозаписи и фотографии, как ожидается, будет продана на аукционе «Сотбис», сообщает британская газета Guardian. Руководитель «Сотбис» Стивен Роу (Steven Roe) полагает, что архив дает удивительную возможность заглянуть во внутренний мир русского режиссера, чьи картины входят в многочисленные рейтинги «всех времен и народов». В частности, в нем есть блокноты с разборами, кадр за задром, созданных фильмов, черновики письма Брежневу и многие другие материалы.