Иди и смотри

Глава МВД России Рашид Нургалиев расстроен тем, что отечественная молодежь не ту музыку слушает и не те книги читает. Его очень печалит, что наши юноши и девушки напрочь игнорируют романсы и вальсы... А вот известного культуролога Даниила Дондурея пугает запоздалость прозрений министра.

 

Я крайне удивлен, что министр внутренних дел, член Совета безопасности, человек, отвечающий за правопорядок в стране, только несколько дней назад понял, что люди имеют обыкновение действовать сообразно своим убеждениям. Оказывается, эта простая мысль в России мало кому приходит в голову. Создается впечатление, что власть имеет дело с какими-то абстрактными телами — получателями пенсий, пособий, грантов. А то, что у людей в головах есть картина мира, система ценностей, свои стереотипы и герои, становится для министра неожиданным открытием.

Меня это пугает, и мой испуг, другого слова нет, связан с подозрением, а вдруг не только Рашид Нургалиев, но и ФСБ тоже не мониторит сознание нации, и в первую очередь умонастроения молодых людей. Люди в погонах не догадываются о том, что молодые люди, скажем, славянского происхождения думают об инородцах и иноверцах? Или что молодые люди мусульманского вероисповедания думают по поводу того, может ли девушка показывать непокрытую голову или свои коленки? Закономерный ли это процесс или геополитическая катастрофа, как назвал один из наших лидеров развал СССР? От ответов на такие вопросы напрямую зависит решение — брать ли уже сегодня дубинку, чтобы выйти на Манежку, или пойти почитать на ночь новеллы Камю? Только в генеральской голове может возникнуть ощущение, будто взгляды людей на происходящее никак не связаны с их поведением. А вдруг не только глава МВД или директор ФСБ, а еще и, не дай бог, премьер с президентом тоже этими вопросами не задаются? И полагают, что прибавка к зарплате учителя или лозунг «Компьютер в каждый дом» определяют, сколько пацанов — 10 или 100 тысяч — через год выйдут на площадь, откликнувшись на какой-то другой призыв.

Но Нургалиев абсолютно прав в том, что художественная культура влияет — и это не тавтология — на культуру, которая является основой человеческой деятельности. Просто выразил он свою мысль коряво, по-солдатски.

Беда в том, что состояние российской культуры не соответствует вызовам времени, связанным с глобализмом, с разделением труда, с проявлением сложных моделей жизни, сложных людей. Общество должно осознать — культура определяет все, от качества кастрюль до объема ВВП, потому что воздействует на человека через человека. И экстремизму противостоять возможно только через культуру.

Речь идет о средствах производства человеческих убеждений — СМИ, Интернете. О мощнейшей индустрии по созданию картины мира у миллионов людей. Простой пример: у нас абсолютный чемпион года по телерейтингу, опередивший главный телесюжет — новогоднее поздравление президента, — это передача о прорицательнице Ванге!

Чтобы проводить исследования столь сложной информсреды, нужно понимать, что такое контент-анализ. Что за тексты воспроизводят в своей среде молодые люди, чем они навеяны, кто их герои, кроме президента с премьер-министром? Только тогда можно понять, что стоит за протофашистскими, протонационалистическими, нетолерантными взглядами молодых людей.

Тем временем телевидение призывает молодежь раз-вле-кать-ся и ни о чем не думать — жевать. Мол, есть кому за тебя подумать. Но люди не могут отключить свое думанье, рано или поздно они идут выражать свое мнение сообразно своему пониманию справедливости. И вот уже готова триада: жевать — развлекаться — отнимать.

Необходимо вернуть нацию в современное сознание. Большинство людей не живут в 2011 году. Они живут кто где и кто когда. У миллионов нет картин мира, адекватных вызовам времени. Вместо них какие-то замороженные руины. Кто любит советскую власть, кто любит нацизм, кто Россию, которую мы потеряли. А телевидение зарабатывает на продаже эмоций по поводу разночтений. Есть передача «Пусть говорят», но нет «Пусть договариваются». Нет консенсуса, консолидации, единения ни по одному вопросу, что требует многолетней работы.

По таким важнейшим критериям, как недоверие всех ко всем, как терпимость к насилию, терпимость к коррупции, подростковая смертность, моральное состояние общества сопоставимо только с временем гражданской войны. Почему мы одни из первых в мире по суициду среди подростков 10—17 лет? Именно поэтому. Молодые люди в период вторичной социализации, которая начинается в 7—8 лет, не имеют подпитки позитивными моделями. Они не знают, как жить. Не знают, как знакомиться с девочкой, как вести себя с родителями, с гадами-учителями, с тем, что кто-то богаче тебя и приезжает в школу на «мерсе». Как к этому приспособиться? Что важно, а что нет? Молодежь обеспечивают только негативными, простыми, нежизнеспособными сценариями.

Выступая по случаю трагических событий в Казани, Путин отметил, что мы платим страшную дань за безалаберность и алчность. Собственно говоря, премьер выступил как грамотный культуролог. Сказал, положил цветы и уехал...

Журнал "Итоги" №32 (791)

Вид на жительство. Афины-2015

Блоги

Вид на жительство. Афины-2015

Вика Смирнова

В декабре 2015 года Афинах проходил фестиваль «Панорама европейского кино». Конкурсную программу изучила Вика Смирнова.

Время непервых. «Аритмия», режиссер Борис Хлебников

№5/6, май-июнь

Время непервых. «Аритмия», режиссер Борис Хлебников

Денис Катаев

В дискуссии о московской реновации и реконструкции в рамках программы «Моя улица» столкнулись два подхода. Сторонники урбанистики твердят о необходимости радикальных перемен, то есть о срочном расширении городских пространств, которого не добиться цивилизованными методами согласований и общественных слушаний. Надо просто потерпеть, говорят нам, ради очередного светлого будущего. Другие же настойчиво упирают на гуманистический подход. Может, нам и рисуют достойное будущее, но вот незадача: в нем есть место прожектам, а не людям.

Новости

«Ленфильму» подарили 350 немых фильмов

23.09.2012

Американская компания Magna-Tech Electronic безвозмездно передает студии «Ленфильм» коллекцию немых фильмов, снятых в дореволюционной России в начале XX века. Всего коллекция насчитывает картин, вывезенных из России эмигрантами во время Гражданской войны.