Все согласны на моральную катастрофу

Интервью Даниила Дондурея «Новой газете» о кризисе морали в современном российском обществе.

Даниил Борисович, обращаюсь к вам прежде всего как к социологу: какую из проблем вы считаете сегодня самой тяжелой и болезненной для российского общества?

Конечно же, необъяснимый для меня внутренний запрет всех групп и структур нашего общества — никогда, за редким исключением, публично не обсуждать нынешнее состояние морали. Тут есть какая-то чуть ли не секретная договоренность: не рассматривать, вообще не упоминать эту тему, если речь не идет о «суперрейтинговых» трагических случаях. Как будто бы нет этой сферы и свойств жизни.

Так уж у всех групп?

 У всех. Вот заурядный пример. 29 августа, буквально за пару дней до Дня знаний, начала нового школьного и телесезона, в программе «Пусть говорят» на Первом канале в самый дорогой для продажи рекламы час шло обсуждение снятого на телефон фильма о гомосексуальных отношениях в сумасшедшем доме с обильной демонстрацией того, как придурковатые мужики целуются взасос, стягивают друг у друга трусы, и прочем. И сразу же после окончания эфирного смакования этих мерзостей главная информационная программа страны «Время» началась с рассказа о мурманском каннибале. Это был первый сюжет — еще до информации о буднях правящего тандема. В выкупленных кадрах оперативных съемок следственного эксперимента маньяк подробно разъяснял уже не дознавателям, а миллионам соотечественников, что череп, отрубленные стопы и кисти рук несъедобны, поэтому не стоит даже пытаться их варить.

Конечно же, никто на следующее утро даже не заметил этой «безделицы» — ни уполномоченный по правам ребенка — адвокат и телезвезда Павел Астахов, ни наши многочисленные правозащитные организации. Возмутились хотя бы матери, готовившие в это время детей в школу, какие-то объединения родителей. Нет, они тоже не реагировали, потому что давно привыкли к беспредельной, не допустимой ни в одной европейской стране развязности нравов, отсутствию каких-либо ограничений, да и из-за убежденности в том, что противостоять этому у нас бесполезно!

 Раковые клетки морального распада

Но есть же еще власти, у которых существуют специальные структуры для контроля за такими вещами. Православная церковь, наконец, другие религиозные институты, которые по идее должны противостоять этому.

 Представители Православной церкви постоянно говорят о своей миссии духовного окормления народа, но никаких конкретных заметных жестов я не припомню по поводу, к примеру, того, что по любым религиозным канонам не может канал НТВ в прайм-тайм смаковать историю про кастрацию педофила с участием самой пострадавшей девочки и ее матери. Этого делать нельзя, потому что культура немыслима без системы запретов, исполнения норм, предписаний. Они касаются всего и вся, пронизывают абсолютно все процессы, смыслы и контексты человеческого общежития. Нельзя зарабатывать на демонстрации на федеральных телеканалах сюжетов о том, как матери избивают своих детей, приковывают их к батареям, а родители — учителей, как отец сожительствует с дочерью. Просто — нельзя! Когда мы всё это разрешаем: «Такова реальность», «Людям это интересно» — раковые клетки морального распада поражают все ткани нашего существования, нанося такой ущерб национальному «человеческому капиталу», который по своему урону несопоставим, в частности, с 20 триллионами рублей, направляемыми на решение проблем военной безопасности.

 Я ни разу не слышал об общественных слушаниях на тему последствий того обстоятельства, что три четверти наших граждан не доверяют — это важнейшая экономическая категория — другим людям, а 59% — никому, кроме собственной семьи. Что семь из каждых десяти — испытывают повсеместное и всесословное чувство несправедливости по отношению к действующим по Конституции принципам устройства российской жизни. Вот более 60% молодых людей до 35 лет считают, что их благополучие не зависит от их личных усилий, трудолюбия, от одаренности и чувства ответственности. Для страны, жаждущей модернизации, не кажется ли это глубокой мировоззренческой катастрофой? Современные красивые юноши и девушки не подозревают, что иммунная система программирования их поступков уже повреждена. В повестку обсуждения Госсовета эти проблемы не ставятся.

Отсутствие естественного чувства солидарности, элементарного сотрудничества, оголтелый эгоизм, а значит, и идущий за ним следом пофигизм расшатывают всю совокупность не только частных человеческих, но и социальных, любых других связей. Вы, наверное, наблюдали за тем, как в часы пик в метро люди сегодня не ждут, пока выйдут находящиеся в вагоне, а входят в него сразу же, попирая азы обыденной кооперации. Народ у нас — мы в этом убеждены — по природе своей душевный, отзывчивый, на пожарах помогает, обреченным детям собирает деньги. Но по итогам международных исследований негосударственной благотворительности, мы в прошлом году находились на 138-м месте из 153, опередив лишь несколько африканских стран.

Полностью интервью можно прочитать на сайте "Новой газеты"

 

 

Среда

Блоги

Среда

Зара Абдуллаева

Зара Абдуллаева – о трех фильмах, ставших событиями Артдокфеста-2012: «С.П.А.Р.Т.А.» Анны Моисеенко, «Собачий кайф» Ивана И. Твердовского и «Лето с Антоном» Ясны Крайинович.

Юрий Арабов: «Посторонним вход воспрещен»

№12, декабрь

Юрий Арабов: «Посторонним вход воспрещен»

Никита Карцев

НИКИТА КАРЦЕВ. Первый вопрос – про этот несчастный Год кино. Кажется ли вам, в принципе, рабочей ситуация, когда объявляется Год культуры, литературы, Год российского кино? Или это очковтирательство, просто какое-то исполнение номера? Что это такое? ЮРИЙ АРАБОВ. Это исполнение номера, по вашей терминологии. Ритуальный поклон в сторону «важнейшего из искусств». Тут не идет речь об «очках», поскольку все было решено в 2008–2009-м и больше «втирать» нечего.

Новости

На 67-м Каннском фестивале восторжествовала «Зимняя спячка»

24.05.2014

24 мая в Канне состоялась торжественная церемония вручения призов 67-го Международного кинофестиваля. Главный приз, «Золотую пальмовую ветвь», жюри во главе с Джейн Кэмпион присудило «Зимней спячке» турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана. Джейлан ранее уже получал в Канне Гран-при и приз за режиссуру. Единственный российский участник главного конкурса, фильм Андрея Звягинцева  «Левиафан» получил приз за лучший сценарий (авторы сценария Олег Негин и Андрей Звягинцев).