«Мемориал» покажет «Запрещенные голоса»

 

В среду, 14 мая 2014 года в Международном Мемориале будет показан фильм Барбары Миллер «Запрещенные голоса» (Швейцария, 2012, 95 минут). Героини фильма – всемирно известные блогеры Йоани Санчес (Куба), Фарназ Сейфи (Иран) и Зенг Джиньян (Китай), подвергающиеся гонениям за критику режимов, установившихся в их странах. Начало показа в 19.00.

Международный Мемориал располагается по адресу город Москва, Каретный ряд, 5/10. Мероприятие будет проведено в рамках совместного с Музеем кино проекта «Документальная среда».

В дискуссии после показа примут участие специальный корреспондент «Новой газеты», блогер Ирек Муртазин; главный редактор «Русского журнала», публицист Александр Морозов; поэт, журналист Радио Свобода Елена Фанайлова.

 

О скитаниях вечных и о Земле

Блоги

О скитаниях вечных и о Земле

Нина Цыркун

После того, как в результате планетарного продовольственного кризиса Земля начала превращаться в место, непригодное для обитания, группа астронавтов с Мэттью Макконахи в главной роли отправляется в опасное космическое путешествие, чтобы найти человечеству другое жилье. О новой 170-мнутной футурологической картине Кристофера Нолана «Интерстеллар» рассказывает Нина Цыркун.

 Право не являться. «Ноктюрама», режиссер Бертран Бонелло

№3, март

Право не являться. «Ноктюрама», режиссер Бертран Бонелло

Инна Кушнарева

Вначале кажется, что «Ноктюрама»[1] – фильм о транспорте и времени, точнее, тайминге. Все его персонажи с первых мгновений сведены вместе и по какому-то им одним ведомому графику перемещаются между разными станциями метро и точками Парижа. Зритель долго не понимает, что они вместе. Мы видим нескольких молодых людей и девушек, которые садятся в метро, проезжают три-четыре остановки, выходят, пересаживаются на другую линию, снова пересаживаются, едут дальше. Они не разговаривают друг с другом, почти не смотрят друг на друга.

Колонка главного редактора

Трудная жизнь без цензуры

11.02.2012

Я восемнадцать лет являюсь главным редактором журнала, и не было ни одного текста, по поводу которого у меня  возникало бы сомнение: а можно ли это опубликовать? Не  будет ли опасности для «Искусство кино», для меня, для нашего министерства, спонсоров? Не было ощущения несвободы. Итак: цензура. Куда она подевалась?