Даниил Дондурей: «Милиция и спецслужбы - детский сад по сравнению с телевидением»

Кинообозреватель «КП» Стас Тыркин беседует с ведущим российским социологом, главным редактором журнала «Искусство кино», членом Совета по культуре при Президенте России

ИНЦЕСТ И МОДЕРНИЗАЦИЯ

В вашем докладе на Пермском экономическом форуме, опубликованном под названием «Человека забыли!» и уже названном «манифестом Дондурея», вы говорите, что культура это не только гении, библиотеки и памятники старины, но и все содержание нашей жизни, включая и ужасную хотя и вполне традиционную для России ситуацию на московских дорогах. Это ведь тоже часть нашей культуры или ее отсутствия.

— Конечно. Качество дорог — важнейшая часть любой культуры. В моем тексте есть одна фраза: «Как мы думаем, так и живем». Основные преграды на пути «модернизации» России — это вовсе не чиновники, как представляется многим, не бедность или коррупция. Основная засада — это гигантские мировоззренческие барьеры, которые выстроены в головах десятков миллионов соотечественников. Преодолеть их крайне сложно. Особенно если даже и не пытаться это делать.

Есть такое понятие «паттерны» — образцы поведения. У нас они слишком часто смещены. Как, впрочем, и моральные критерии. Итальянский телеканал RAI-3 как-то взял шесть секунд из передачи канала «Россия» «Специальный корреспондент», в которой было показано, как учитель бьет по заднице обнаженных мальчиков. Я читал о том, что там уволили за это почти всех! За цитирование обычного российского телесюжета про детскую порнографию. У нас даже никто не почесался. А в день, когда правительство выделило почти полтора триллиона рублей на инновации, в программе «Пусть говорят» долго обсуждали историю о том, как отец прижил нескольких детей с собственной дочерью.

Вы считаете, об этом вообще не нужно говорить?

— Есть вещи — беспредельные моральные проступки, — которые в эфире обсуждать нельзя. Культура — это ведь система разрешений и запретов. Человечество решило проблему инцеста много тысяч лет назад: запретило как чудовищное преступление, ведущее к вырождению.[...]

То, что творится сегодня на нашем ТВ, Даниил Дондурей по-научному называет «понижающей селекцией».
То, что творится сегодня на нашем ТВ, Даниил Дондурей по-научному называет «понижающей селекцией».

В реальности и в Интернете я регулярно встречаю молодых людей, которые говорят: мы осознанно отказались от телевизора. Кто-то смотрит интересующие их передачи в Интернете. Конечно, умные теленачальники мечтают прибрать к рукам и эту «качественную» аудиторию. Так появляется телесериал Гай Германики «Школа», который я считаю едва ли не главным событием этого кино- и телесезона. Я не видел ни одной серии «Доктора Хауса» и «Остаться в живых», но, уезжая из страны, ставил свой видеомагнитофон на запись, чтобы не пропустить «Школу».

— Во-первых, ваш круг общения достаточно элитарен. А как социолог я вам скажу, что телевизор не смотрят всего от 3 до 8% населения. Вернее, это те, кто включает его меньше пяти раз в неделю. А 92% смотрят больше![...]

(Фото Михаила ФРОЛОВА и с сайта tv.net.ua и dom2.ru — 17.11.2010)

Читайте статью на сайте Kp.ru.

Kinoart Weekly. Выпуск 74

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск 74

Наталья Серебрякова

Наталья Серебрякова о 10 событиях минувшей недели: трейлер «Out 1»; новый фильм Содерберга; новый фильм Себастьяна Шиппера будет американским; Бенуа Жако экранизирует Дона ДеЛилло; Джей Си Чендор займется бывшим проектом Кэтрин Бигелоу; Майкл Мэдсен сыграет Супершока; Джина Дэвис сыграет дочь Джона Хэмма; Эллар Колтрейн в фантастическом триллере; фан-постер «Малхолланд-драйв»; трейлер фильма Иньяритту.

Очень солнечный день. Сценарий

№5/6, май-июнь

Очень солнечный день. Сценарий

Галя Лурье

Галя Лурье родилась в 1993 году в Санкт-Петербурге. В 2015-м окончила сценарную мастерскую Олега Дормана в Московской школе нового кино. Публиковалась в журнале «Сеанс». Курирует специальные проекты в Санкт-Петербургской школе нового кино.

Неотвратимость перезагрузки

Колонка главного редактора

Неотвратимость перезагрузки

22.09.2011

Одна из многих необъяснимых, но и чудесных особенностей нашей вечно неопределенной, «живой» российской Системы жизни — уклонение от достоверных знаний о самой себе. А значит, и от понимания причин происходящего — того, как один элемент целого не всегда напрямую, но косвенно, опосредованно связан с другим. Это неведение, видимо, всем удобно, оно позволяет многое делать, как говорят, «по понятиям» — закулисно, там, где на самом деле люди доверяют друг другу, и непременно в обход общих интересов.