«Артдокфест», Берлинале, «Оскар» и «Фотоувеличение»

Дмитрий ДавыдовРегионы как разные миры, и язык единственное, что их связывает

В прокате — «Нелегал», новый фильм якутского режиссера Дмитрия Давыдова, чья картина «Пугало» в 2020 году стала триумфатором 31-го «Кинотавра». Исполнительный директор журнала «Искусство кино» Владимир Кочарян обсудил с Дмитрием Давыдовым, чем отличается «Нелегал» от схожих по тематике фильмов, почему не так просто однозначно определить его жанр и что ждет в 2022 году якутскую киноиндустрию.

— После 24 февраля изменилось ли понимание того, куда сейчас будет двигаться якутское кино?

— Якутское кино сохранится в том формате, в котором оно существовало. Абсолютное большинство режиссеров будет думать о себе, о своем прокате. Тем более, когда снижается конкуренция. Голливуд ушел, стало больше места в якутских кинотеатрах, и мы можем его заполнять своими фильмами. Как и раньше, продолжится выпуск 15–20 фильмов в год, и они будут работать на наш прокат. Мой взгляд на будущее, конечно, изменился, но если смотреть на якутское кино в целом, то, думаю, ситуация особо не изменится.

— Ситуация внутри российской киноиндустрии близкая к катастрофе, тот же уход голливудского кино приведет к банкротству большинства залов. Если продолжить тему импортозамещения: почему в Якутии все должно быть иначе?

— Я, конечно, не знаю всей ситуации, но, общаясь с прокатчиками, вижу, что некоторые находятся на грани банкротства даже у нас. По всей России, скорее всего, ситуация схожая. Но все-таки у нас есть козырь, в отличие от других регионов, у нас есть свое кино. Сейчас активно доделываются проекты, начатые еще в прошлом году, исходя из статистики, это будет в среднем два оригинальных якутских фильма в месяц. В мае, к примеру, выходят три фильма, в июне еще два. В сентябре уже четыре-пять премьер — это все планируется и находится в работе. Надежда на то, что наш зритель придет.

— Ваш новый фильм «Нелегал». Как возникла идея создать фильм об эмигрантской среде внутри якутского сообщества? Чаще всего фильмы подобного рода играют на противостояние империи и колонии, где на контрасте и масштабируется человеческая драма. А здесь мигранты из Кыргызстана оказываются в Якутии, которая для большинства россиян такая же условная «заграница».

— Все задают именно этот вопрос, продюсеры мои также в начале спросили, а почему про это? У нас в Якутии жителей около 900 тысяч (я точные данные не приведу), из которых примерно 30 тысяч — кыргызы. Тут есть большая диаспора, и она годами формировалась, начиная с 90-х годов. Я, будучи ребенком, приезжал в Якутск в 90-х и впервые столкнулся с ними на вещевых рынках, — покупка одежды стала первым контактом. Мне всегда было интересно, почему они приехали сюда? Почему не в Москву? А куда-то на север, в такую даль.

Трейлер фильма «Нелегал»

— Удалось найти ответ?

— Можно найти экономическое обоснование. Видимо, есть способ накопить деньги, работая в Якутии. Меня больше интересовал именно быт: как они адаптируются и что с ними происходит. Я слышал разные истории об ассимиляции кыргызов, создаются семьи, рождаются дети уже на этой земле. Они считают себя местными. Получается, что у них уже две родины.

— Вы вновь работали с непрофессиональными актерами?

— В фильме нет профессиональных актеров. Изначально был план найти профессионалов на киргизские роли, мы даже обращались в Киргизию, Казахстан и Узбекистан. Спустя время я начал изучать саму среду, пошел в диаспору, ситуация оказалось интересной. Оказывается, есть две параллельные друг другу диаспоры: одна официальная и другая не совсем официальная. Я обратился во вторую, и мы начали искать простых ребят. В команду фильма вошли киргизы и начали подтягивать своих, людей с рынков, с автосервисов. Исполнителю главной роли 14 лет, его зовут Эржан, он ученик восьмого класса, нашли его в Бишкеке, где он и живет. Он до съемок в фильме никогда не был в России. Мы общались по зуму, и ему стало интересно. Он приехал, и буквально на следующий день начались съемки, и его первые впечатления от Якутии дали настоящую реакцию.

— Выходит, что он, как и герой этого фильма, следовал этой истории от начала до конца, проживая её по-настоящему?

— Получается так. Мне было интересно проследить за ним, за его реакцией.

— Интересно. Когда я смотрел фильм, я до конца все равно не мог определить его жанр. Это, наверное, и роуд-муви, но в то же время это и фильм-элегия о поиске себя?

— Я сейчас вспоминал то, что было две идеи: что всем нужен дом, всем нужно знать, где находится дом. И второе — это взросление, то есть превращение мальчика в мужчину. Вот это прохождение пути, благодаря которому он возмужал и так далее. Жанр можно, наверное, назвать драмой. Просто тут особенность фильма в том, что он разделен на три части. Каждая часть как отдельная история, между которыми меняется ритм.

— Единственное русское в фильме — это русская речь, на которой большинство персонажей как-то очень неохотно говорят. К примеру, дед-якут половину слов говорит мальчику на якутском, потом нехотя бросает ему две фразы на русском типа: «Ай, неси уже этих уток». Почему есть такой дисбаланс коммуникации, почему все, зная русский, продолжают говорить «про себя» на своем языке? 

— Это ситуация реальная. В фильме у нас звучит пять языков. Герой-старик, который в начале говорил на якутском, видя, что его не понимают, переходит на русский. Это естественная реакция. Так же персонажи армяне общаются с киргизами на русском.

«Нелегал», 2022

— Просто при просмотре возникает ощущение, что все персонажи будто бы из разных миров и их объединяет только условный русский язык.

— То же самое происходит и в России, что объединяет все регионы? Только общий язык. Общая история? Ну может быть, но регионы как разные миры, и язык часто единственное, что их связывает.

— Если смотреть фильм, то кажется, что якуты вообще не принимают главного героя — мальчика. Не считая, конечно, старика, который стал ему еще одним отцом. Но в основном встречи с жителями республики принимали для него трагический характер. Какую вы ждете реакцию от публики в Якутии, к примеру, в вашей родной Амге, где часто и происходят съемки? 

— Там есть сцена принятия, очень важная сцена, когда, находясь в очередном пути, он оказывается в кругу якутских путников, которые остановились на обед. То, как они сидят в одном кругу и делятся друг с другом едой, — это все единение. Большинство сцен из фильма основаны на реальных событиях. Некоторые сцены просто один в один из жизни. Задачи сгустить краски, очернить не было, в республике, как и в России есть проблемы. Когда вышли первые анонсы фильма, было очень много негатива, но я надеюсь на зрителя, который увидит, что эта история про сына в поисках своего отца. Это общечеловеческие темы: поиск своего дома, семьи, себя.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari