В свежем номере журнала «Искусство кино»: «Джокер», Венецианский фестиваль — 2019, киновселенная Marvel

А у вас спина белая: «Зеленая книга» Питера Фаррелли учит толерантности в далеком от политкорректности мире

«Зеленая книга», 2018 © Капелла Фильм

Роад-муви «Зеленая книга» Питера Фаррелли — главный претендент на «Оскары» этого года — окажется на шоссе российского проката уже в этот четверг, 24 января. Наталья Серебрякова вспоминает другие фильмы про межрасовую дружбу и обнаруживает вокруг этой очень толерантной картины ту же нетерпимость, с которой та пытается бороться.

В начале 1960-х простоватый итальянец Тони Валлелонга (Вигго Мортенсен) работает вышибалой в ночном клубеЛегендарный нью-йоркский клуб «Копакабана». Но вот клуб прямо перед Рождеством закрывается на ремонт, и Тони остается без работы. Ничего не остается, кроме как принять не очень удобное, но высокооплачиваемое предложение — стать водителем чернокожего пианиста Дона Ширли (Махершала Али) на время его турне по расистским южным штатам. Зачем Дон Ширли провоцирует вселенную Тони, непонятно (разберется с этим он только к концу фильма), но ему нужно также стать кем-то вроде менеджера и телохранителя босса — человеком, который решает проблемы. Парочка садится в лазурный кадиллак и колесит по Америке, руководствуясь в дороге «Зеленой книгой» — путеводителем для чернокожих, которое путешествуют по южным штатам и хотят выжить.

Сценарий фильма основан на реальной истории, и, согласно фильму, Тони поначалу не очень-то радушно настроен к чернокожим людям, если не сказать больше — он настоящий расист. Когда два черных водопроводчика приходят к нему в дом чинить краны, Тони отправляет стаканы, из которых они пили воду, прямиком в мусорку. Но надо сказать, что эта черта режиссером Питером Фаррелли подается как милая карикатурная деталь: Тони, на первый взгляд, не очень-то образованный мужлан, толстокожий и недалекий. Логично, что ему присущ бытовой расизм, который он планирует победить за пару сотен долларов, выслуживаясь перед интеллигентным афроамериканцем. Однако в дороге случается чудо: Тони и Дон Ширли становятся настоящими друзьями.

Фильм, который, кажется, получит все главные «Оскары» этого года, бесконечно приторный. Это добренькая рождественская сказочка, которую нужно показать детям, папе, маме, бабушке и дедушке, и каждый останется в восторге. Между тем нельзя не заметить, что это байопик черного человека, созданный белым человеком. И сколько ни умиляйся трогательным приключениям черно-белой парочки, кажется, что все это происходит не в реальной жизни, а в сахарно-ватной вселенной добрых семейных комедий. При этом все неврозы Дона Ширли как черного человека (один из них в том, что он «недостаточно черный») кажутся в «Зеленой книге» не экзистенциальной трагедией, а лишь программным фоном персонажа.

«Зеленая книга», 2018 © Капелла Фильм

Вдобавок в эпоху кассового успеха фильма «1+1», кто скажет, что пара «чернокожий и белый мужчины» не стала в кинематографе общим местом? А ведь были времена, когда эта тема звучала свежо. Вспомним хотя бы «Скованные одной цепью» Стэнли Крамера, в которой Тони Кертис и Сидни Пуатье играли беглых заключенных, объединенных кандалами. Эта история заканчивалась трагически. Дальше кинематограф породил массу подобных примеров в диапазоне от драматического дуэта до комического: Эдди Мерфи и Ник Нолти в «48 часов», Мэл Гибсон и Дэнни Гловер в «Смертельном оружии», Уилл Смит и Томми Ли Джонс в «Людях в черном», Джон Траволта и Сэмюэл Л. Джексон в «Криминальном чтиве», Адам Драйвер и Джон Дэвид Вашингтон в «Черном клановце».

Один из них черный, второй — белый. Давайте посадим их в автомобиль и посмотрим, как они подружатся. К сожалению, расизм — такая тема, что невозможно на ней не спекулировать. Если черный и белый мужчины в конце подружились, кажется спекулятивным сам факт тех преград, которые стояли до этого между ними. Если черный и белый мужчины вместе победили расизм — еще хуже: сколько можно спекулировать на расистской тематике в XXI веке? Но получается, что в эпоху Трампа такие настроения вполне «оскароносны». В прошлом году одним из лауреатов «Оскара» (лучший оригинальный сценарий) стал хоррор Джордана Пила «Прочь» о том, какие неврозы преследуют чернокожих людей. В этом году ирония и вовсе неуместна: академики собираются наградить картину, в которой итальянец на голубом глазу учит афроамериканца есть жареную курицу.

Показательно, что с «Зеленой книгой» связан уже не один расистский и религиозный скандал. Для начала Вигго Мортенсену пришлось извиниться за то, что он употребил слово «ниггер» на панельной дискуссии в Лос-Анджелесе в присутствии Питера Фаррелли и Махершалы Али. А дальше и того хуже: пользователи разыскали в твиттере автора сценария и продюсера Ника Валлелонги (настоящего сына Тони) твит, в котором тот поддерживал антимусульманское высказывание Трампа. Речь шла о падении башен-близнецов 11 сентября: дескать, много народу ликовало, когда башни рухнули. Валлелонга сообщил в своем твите: «Мусульмане в Джерси-Сити аплодировали, когда башни рухнули». При этом Махершале Али не только приходится терпеть слово на букву «н» от Мортенсена, но и подобные твиты от автора «Зеленой книги», а ведь он — мусульманин.

В общем, в то время, как миленькая сказочка про черно-белую дружбу собирает бокс-офисы и призы BAFTA, мы видим, что в жизни по-прежнему присутствует и расизм, и нетерпимость (и в этом замешаны непосредственно создатели фильма). Лучше бы Питер Фаррелли создал еще один сиквел «Тупого и еще тупее». С неполиткорректным юмором как-то честнее у всех получается.

«Зеленая книга», 2018 © Капелла Фильм

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari