Больше, чем кино. Меньше, чем правда

  • Блоги
  • Нина Цыркун

О неоднозначности оскароносного боевика «Цель номер один» (Zero Dark Thirty) Кэтрин Бигелоу, посвященного охоте на бен Ладена, – Нина Цыркун.

Когда стало известно о выдвижении фильма Кэтрин Бигелоу «Цель номер один» на «Оскар», да еще в пяти номинациях, сразу же начали высказываться сомнения (в том числе членами Академии) насчет того, заслуживает ли картина такой чести. Дело, конечно, не в таких мелочах, как замеченные отступления от правды в жизни. Ничего страшного в том, что у Усамы бен Ладена была черная, а не седая, как в фильме, борода. Или что в кувейтских сценах люди пьют горячительное, хотя алкоголь в этой стране запрещен. Существенна лишь претензия к создателям картины, суммированная и.о. директора ЦРУ Майклом Мореллом о применении особых («усовершенствованных» или «повышенных») методов допроса, а если называть вещи своими именами – пыток людей, подозреваемых в связях с террористом номер один. На самом деле якобы никаких особых методов не применялось, а потому, заключил Морелл, непозволительно «бросать тень на нашу память». Тонкость в том, что фильм оправдывает эти методы: допрос повышенной категории – кстати, длившийся не один год – помогает установить курьера, через которого бен Ладен связывается с внешним миром; стало быть, эти методы срабатывают. Вывод, который заведомо  придется не по душе правозащитникам, чья идеология близка леворадикальной интеллигенции во всем мире.

zero-dark-thirty-movie-photo
«Цель номер один»

Как бы то ни было, фильм позиционируется как основанный на свидетельствах участников реальных событий, полученных из первых рук. Автор сценария Марк Боул, бывший журналист, был допущен к материалам спецслужб и столь скрупулезно собирал информацию, что американские критики обозначили жанр картины как «фильм-репортаж». Между тем фильм начинается как раз с длинного эпизода пыток, с помощью которых  ведется дознание арестованного Аммара: его бьют, окунают в чан с водой, помещают в железный ящик, надевают ему собачий ошейник, мучают не давая спать. За всем этим наблюдает молодая невысокая худенькая в дорогом костюме – офицер, аналитик, оперативник, только что прилетевшая из Вашингтона. Видно, как это зрелище бьет ей по нервам, но она не даст себе расслабиться. Эта молодая женщина, у которой  нет никакой личной жизни, одержима единственной целью найти бен Ладена.  Ее чуть ли не до истерики доводит негибкость коллег, ведущих поиски врага устаревшими и неэффективными методами. Джессика Честейн играет эту роль яростно, на грани безумной экзальтации. Противостояние Майи явно несет намек на автометаописание. Здесь трудно не заметить одинокого положения самой Кэтрин Бигелоу в почти сплошь мужском режиссерском окружении, особенно в жанрах кино мужского действия.  

Авторы фильма точно выбрали то оружие, которым Майя может переиграть коллег так, чтобы все получилось достоверно и, не дай бог, не показалось смешным (в самом деле, рыжая дамочка, одна ведущая  игру против отборной агентуры и побеждающая – картина, нуждающаяся во многих доказательствах). Все очень просто: Майя руководствуется своей женской интуицией. Майя уверена, что бен Ладен скрывается не где-то в афганской пещере, подключенный к аппарату искусственной почки, а благоденствует в комфортных условиях. Совсем как в новелле Эдгара По «Похищенное письмо»: спрятаться лучше всего на самом видном месте. Логические умозаключения Майи ставят ее по масштабу вровень с самым недоступным преступником в мире, охота за которым велась более десятилетия. Но интуиция – ключ только к одной из дверей лабиринта, которым героине придется пройти, распутывая сложную сеть двойной агентуры, кодовых имен и бюрократической волокиты, прежде чем локализуется цель номер один. Как охотничий пес, Майя приводит охотников к «норе»бен Ладена, а дальше, ровно в половине первого ночи (на языке военных это время обозначается как Zero Dark Thirty, так и называется фильм в оригинале)  за дело берутся «морские котики», и фильм движется практически в режиме реального времени, воспроизводя все детали реального захвата террориста №1.

zero-dark-Thirty-01
«Цель номер один»

Из нашего далека трудно судить о реалистичности фильма. Потому обращусь к компетентному свидетельству. Хосе Родригес-младший, сотрудник ЦРУ, возглавлявший отдел по борьбе с терроризмом с 2002 по 2004 годы, автор книги «Суровые меры. Как агрессивные действия ЦРУ после 9/11 спасали жизнь американцев», сказал, что на просмотре этого фильма испытал одновременно отвращение и удовлетворенность. Отвращение вызвали сцены пыток; Родригес авторитетно и категорически отрицает их использование – нельзя приравнивать деятельность агентов ЦРУ к тому, что делали солдаты в тюрьме Абу-Грейв.  А понравилось ему то, что «самая долгая в истории охота на человека» показана действительно как долгая история, а не наскоком и нахрапом, и жаль только, что не обо всех удалось вспомнить, и мало сказано о замечательном профессионале, офицере, чье имя осталось в фильме неназванным, – Дженнифер Мэтьюс, погибшей от взрыва «живой бомбы».

Для оскаровских академиков фильм Бигелоу оказался слишком неоднозначным и радикальным – то ли дело «Операция "Арго"» Бена Аффлека, где героический сюжет тоже основан на  реальных событиях, но все взвешено и правильно. А «Цель…» удостоилась самой нейтральной награды – ее получил Пол Оттоссон за звуковой монтаж.

Конспект воспоминаний

№5/6, май-июнь

Конспект воспоминаний

Павел Финн

Продолжение. Начало см.: 2015, № 1, 2, 3; 2016, № 2, 3, 4; 2017, № 2.

Прогноз на завтра отменяется

Колонка главного редактора

Прогноз на завтра отменяется

09.08.2011

Почему в России во всей своей красе процветает оккультизм? Людям трудно жить в постоянном ощущении непредсказуемости, непрогнозируемости всех процессов. Не может корабль большого государства без лоцманской карты, без руля и ветрил нестись по океанскому простору, подчиняясь исключительно правильным речам капитанов.

Новости

В Ейске проходит третья «Провинциальная Россия»

29.06.2015

С 26 июня по 1 июля 2015 года в Ейском районе Краснодарского края проходит III Российский кинофестиваль «Провинциальная Россия».