Дознание – сила. «Чудо на Гудзоне», режиссер Клинт Иствуд

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В кинотеатрах продолжается прокат исторической драмы «Чудо на Гудзоне» (Sully), снятой живой кинолегендой – Клинтом Иствудом. Нина Цыркун воздает должное работе 86-летнего мастера.


В оригинале «Чудо на Гудзоне» называется «Салли» – так по-свойски зовут пилота Чесли Салленбергера, 15 января 2009 года совершившего аварийную посадку авиалайнера со стопятидесятью пассажирами и пятью членами экипажа прямо на реку вблизи Манхэттена. «Чудом на Гудзоне» назвала это событие пресса и вслед за ней – российские прокатчики. Капитан лайнера стал героем для тех, кому он спас жизнь, и для американцев, оценивших его подвиг. Но не для чиновников Национального агентства по безопасности. У них его действия вызвали сомнения, в результате которых капитану и его коллеге, второму пилоту Джеффу Скайлзу, пришлось пройти жесткую и, пожалуй, даже пристрастную процедуру служебного расследования.

Вскоре после вылета из нью-йоркского аэропорта Ла Гуардиа в обе турбины самолета врезались дикие гуси. В результате на критически низкой высоте двигатели потеряли тягу. По мнению комиссии, командиру следовало вернуться в Ла Гуардиа или посадить самолет в ближайшем аэропорту Тетерборо. А он развернулся и сел на Гудзоне. Целесообразно ли было рисковать жизнью пассажиров? На кону сорок лет безупречной службы, тысячи успешных полетов – и 208 секунд аварийной посадки, которые могут поставить крест на карьере пилота и эксперта по безопасности полетов. Расследование и его итоги – драматургическая ось фильма.

sully 2«Чудо на Гудзоне»

При всей исключительности прецедента для режиссера фильма Клинта Иствуда техническая часть истории не особенно важна, тем более что она давно и неплохо изучена. Оператор Том Стерн эффектно снимает захватывающие эпизоды в воздухе, на воде и на земле цифровыми камерами, адаптированными к формату IMAX, но все же в центре внимания Иствуда – человек, выполнявший свой долг. Поэтому в оригинальном названии фильма чудо не фигурирует. И потому же так внешне сдержанна, лишена всякой экзальтации игра Тома Хэнкса, сыгравшего Салленбергера и переживающего посттравматический стресс, кошмары, которые преследуют его и ночью, и среди бела дня.

Надо сказать, что события в фильме сконденсированы, сжаты до считанных дней, в то время как на самом деле расследование, потребовавшее неоднократного воспроизведения перипетий злополучного рейса, заняло около полугода. Расчет, согласно компьютерной имитации полета, как будто однозначно говорил в пользу возвращения в аэропорт, что и стало основой обвинения командира в неоправданном риске. Но Салленбергер, для которого привычно полагаться и опираться на показания приборов, знает о специфике своей работы нечто такое, что диктует не доверять стерильным условиям теста. Часто фигурирующий в анализе авиационных катастроф человеческий фактор как причина дисфункции здесь высвечивается совершенно неожиданно, выявляя преимущества именно человечного, пошагового подхода к конкретному решению в конкретной критической ситуации. Заставить себя успокоиться, просчитать варианты и выявить приоритетный выход посадки – не «в воду», как сформулировали аналитики, а «на воду», то есть на естественную, достаточно гладкую и широкую посадочную площадку Гудзона.

«Чудо на Гудзоне», трейлер

Внешне экранный Салли похож на своего прототипа разве что сединой, но судя по включенным в картину документальным кадрам, актер точно передает его естественность, умение сочувствовать, чувство долга и способность сохранять хладнокровие в опасной ситуации – качества, столь ценимые Клинтом Иствудом. Те, которыми обладает он сам. Между прочим, в молодости, во время военной службы ему пришлось пережить нечто подобное гудзонскому чуду. Его самолет совершил экстренную посадку в Тихом океане, и Клинт очутился в воде… Несколько лет назад Иствуд мог бы стать идеальным исполнителем роли почти 58-летнего (на ту пору) Салленбергера, но в 86 лет это, конечно, уже нереально и нереалистично.

Аарон Экхарт в роли подручного – второго пилота Джейффа Скайлза добавляет фильму ноту иронии и юмора, но прежде всего демонстрирует предписанную регламентом безусловную либо вынужденную веру в правильность решений командира и вытекающую отсюда фантастическую слаженность действий. В фильме тоже все продумано и слажено, и если отвлекают внимание ненужностью, а то и неуклюжестью некоторые детали, так ведь они точно так же раздражают нас и в реальности, к которой фильм тяготеет своей квазидокументальностью. Фокусируя внимание на Салленбергере, Иствуд едва ли ни формально, в меру необходимости прописывает фоны – от пострадавших пассажиров аэробуса до участников спасательной операции, занявшей всего-навсего 23 минуты! И еще он деликатно вводит в картину линию телефонных разговоров Салли с женой Лоррейн (Лора Линни), в которых, несмотря на отрывистость, проступают и важные подробности личной жизни, и дополнительные штрихи к характеру.

sully 3«Чудо на Гудзоне»

Не желая беллетризировать историю, режиссер следует параметрам сценария, который Тодд Комарники написал по мотивам автобиографической книги Салленбергера и Джеффри Заслоу «Долг превыше всего», в соответствии с названием однозначно задающей вектор повествования. Сопровождается действие музыкой, написанной Кристианом Джейкобом – но по мелодии Клинта Иствуда, подобно командиру воздушного лайнера сохраняющего контроль над процессом на всем пути.

№5/6, май-июнь

Кавказский хронотоп. О Кабардино-Балкарской мастерской Александра Сокурова

Константин Шавловский

Александр Сокуров, уроженец деревни Подорвиха Иркутской области, поступил во ВГИК в 1976-м. Там, в частности, слушал лекции Мераба Мамардашвили, Владимира Бахмутского, Паолы Волковой. О них он будет вспоминать всю жизнь. Это надо держать в уме, чтобы понять, почему в 2010 году Сокуров ответил согласием на предложение ректора Кабардино-Балкарского университета Барасби Карамурзова набрать режиссерскую мастерскую в Нальчике.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

На 8-м Римском МКФ лауреатами стали две картины из России

17.11.2013

В Риме состоялась торжественная церемония закрытия 8-го международного кинофестиваля.  Главный приз основного конкурса – «Золотой Марк Аврелий» – жюри, председателем которого был американский режиссер Джеймс Грей, вручило картине итальянского производства Tir («Тир») режиссера Альберто Фазуло. Фильм посвящен дальнобойщику, странствующему по Европе. Спецальный приз завоевала черно-белая картина Quod erat demonstrandum («Что и требовалось доказать») Андрея Грушницкого о буднях социалистической Румынии. Приза за режиссуру, а также приза за лучший монтаж, удостоилась любовная лента Sebunsu Kodo («Седьмой аккорд») Киеси Куросавы, полностью снятая во Владивостоке. Любопытно, что российский город-герой также служит местом действия и в другой конкурсной картине – Vogura ...