Дух Саурона укрылся на Востоке

  • Блоги
  • Нина Цыркун

11 декабря на российские экраны выходит пятая, заключительная часть кинотрилогии «Хоббит: битва пяти воинств». О задачах, перед которыми оказался экранизатор Толкиена режиссер Питер Джексон, и о том, как ему удалось их решить в «Битве пяти воинств», – Нина Цыркун.


Питер Джексон загнал себя в ловушку: поставил перед собой гигантскую задачу собрать воедино, подытожить историю «Хоббита», увязав его как пролог с сагой «Властелин колец», и непременно поразить зрителя новизной после того, как все лакомые set pieces (шоустопперы) уже были задействованы. Что касается новизны, то в новом фэнтезийном боевике «Хоббит: битва пяти воинств» ее, во-первых, зрелищно обеспечивает технология, а во-вторых, содержательно – сама мифологическая канва толкиеновского легендариума, сотканная из мотивов древнегерманского и скандинавского эпосов, в свою очередь сконденсировавшего весь опыт человечества (имеющего обыкновение циклично наступать на одни и те же грабли), а потому всегда актуального.

«Хоббит: битва пяти воинств», первый русский трейлер (появившийся, когда датой выхода в прокат было определено 17 декабря)

Увы, злободневность на этот раз шифруется в самом названии – «Битва пяти воинств». Перефразируя куплет конферансье Велюрова, мир нынче дышит не весной, а войной, как ее ни назови – информационной, холодной, гибридной или еще какой. И не только в Средиземье многим хочется заручиться кольцом всевластия или хотя бы разжиться золотишком. Так что диво ли, что когда запахло жареным (а это дракон Смауг пролетел), бургомистр Озерного края, нагрузив лодку монетами из городской казны, спешно гребет прочь, лицемерно вздыхая: «Жаль, что нельзя помочь этим бедным людям» и хладнокровно отпихивает веслом вцепившегося в борт горожанина.

Между тем дух развоплощенного Саурона, по слову Гэндольфа, не сгинул, а укрылся на Востоке и проник прямо в сердце отважного вождя гномов Торина Дубощита, заразив его «драконьей болезнью». Не желая делиться доставшимися сокровищами и коллективно спасаться от нашествия орков, он цинично заявляет, что подземные богатства оправдывают пролитую кровь. И король эльфов считает, что достаточно их, эльфийской кровушки пролито за общее дело. Как водится, силы добра перед смертельной опасностью разъединены перед сплотившимся злом роботоподобных бездушных орков, и вслед за гуманитарным конвоем для прячущегося под Одинокой горой озерного народа шагает регулярная армия эльфов короля Трандуила. Чтобы внушить людям, гномам и эльфам необходимость забыть распри вокруг сокровищ и вместе ввязаться в бой, нужен великий манипулятор Серый Гэндольф с его мудростью и бескорыстием, и он, слава богу, на месте.

Разделенная на три экранных части и не очень-то длинная книжка «Хоббит, или Туда и обратно» оставила драматургам Фрэн Уолш, Филиппе Бойенс, Питеру Джексону и Гильермо дель Торо на «Битву…» довольно скудный сценарный материал, возмещенный в фильме любовной историей межрасового треугольника эльфов и гнома Леголас – Тауэиель – Кили и длинными боевыми сценами. В сущности, заключительный фильм трилогии – одна такая сплошная сцена. И это могло бы показаться монотонным, но Питер Джексон проявил редкостную постановочную изобретательность в боевых эпизодах, особенно в поединках, когда противники сходятся один на один и за ними стоит вся их долгая история; их и их предков. Так что война оказывается интересной и для женской аудитории – и гораздо больше, чем выглядящая ненужной заплатой любовная линия или столкновения армий из размноженных компьютером солдатиков.

The-Hobbit The-Battle-of-the-Five-Armies-2«Хоббит: битва пяти воинств»

Джон Рональд Руэл Толкиен был не только профессором-языковедом, но еще и связистом на Первой мировой, где потерял почти всех своих друзей и проникся глубокой симпатией к простым солдатам, особенно из крестьянского сословия. И Бильбо Бэггинс – это такой вот солдат, которому больше всего на свете дорог свой дом, страшно не хочется воевать, а хочется мирно курить трубочку у своего очага. Он становится невидимым, надевая на палец кольцо власти – это прозрачная метафора «невидимости» простого солдата-пехотинца в глазах командиров и штабного начальства. В триумфальном финальном крещендо Джексон придал экранному Бильбо, на чью роль был так точно выбран Мартин Фримен, героические черты, которых у него не было в книге, зато точно прописал возвращение героя домой, похожее на тысячи тысяч других возвращений во все времена и во всех странах.

Можно любить или не любить Питера Джексона, дерзнувшего на огромный риск вызова многочисленным армиям фанов Толкиена, но он передал по меньшей мере две главных вещи из его книг: что у каждого дракона в его алмазном панцире обязательно есть прореха, и что когда пасуют сильные, на бой выходят слабые, ведомые чувством долга. И побеждают.

 

Нормальный дракон. «Дракон» Константина Богомолова и оттепель

№4, апрель

Нормальный дракон. «Дракон» Константина Богомолова и оттепель

Антон Хитров

Музыкальные вставки – фирменный прием Константина Богомолова, и дело не только в том, что они задают спектаклю ритм. Важно, кто именно и что поет. В его новой работе «Дракон» по Евгению Шварцу песню «Оттепель» из одноименного сериала Валерия Тодоровского исполняет главный герой. Собственно дракон. В остроумии режиссеру не откажешь. Но зачем эта сцена нужна и при чем тут оттепель?

Колонка главного редактора

Новость, которая становится важной, потом главной, потом – единственной

18.10.2012

Выступление в передаче «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы». О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях сегодня внезапно главный редактор журнала «Искусство кино», культуролог Даниил Дондурей.

Новости

В Вологде победил «Натюрморт» Уберто Пазолини

09.07.2014

8 июля в Вологде завершился 5-й международный фестиваль молодого европейского кино VOICES (название расшифровывается как Vologda Independent Cinema from European Screens).