goEast 2018. Победы на Западном фронте

  • Блоги
  • Евгений Майзель

О гостеприимном германском кинофестивале goEast, посвященном нам, восточным соседям, замолвил слово Евгений Майзель.


Пока на федеральных каналах страны год за годом рассказывают, что Европа катится в ад, Германия продолжает терпеливо привечать людей искусства, науки и кинематографа из России и сопредельных стран. Каждый апрель ровно на одну неделю буржуазный Висбаден добровольно и бесстрашно превращается в Мекку разночинцев из Восточной Европы и экс-СССР. Всего 155 лет тому назад в роскошном особняке Wiesbadener Gesellschaft Достоевский благородно проигрывал тысячу за тысячей. Теперь здесь расположен фестивальный штаб, в главном зале смотрят кино, в соседнем слушают доклады, а в гостиной и во дворе толкутся приезжие, по большей части молодые. Пьют вино, курят, галдят на пиджин-инглиш – или на русском, этом lingua franca всего постсоветского континента. В течение семи дней в этом бывшем казино и еще в трех местных кинотеатрах (один из которых – красивейший кинотеатр страны «Калигари») покажут полторы сотни картин – игровых и документальных, полно- и короткометражных, традиционных и авангардных, современных и снятых давным-давно.

Фестиваль с каламбурным названием goEast с 2001 года проводит Немецкий Киноинститут, благодаря чему в его программах ощутим ответственный кураторский подход, подразумевающий и киноведческую компетентность, и внимание к историческому контексту, и бдительный мониторинг происходящего в подведомственных национальных кинематографиях (де юре это страны Центральной и Восточной Европы, де факто – все постсоветские республики, азиатские в том числе). Все больше внимания уделяется начинающим кинематографистам, особенно – работающим в документальной и социальной сферах, что бы это ни значило; питчинги и творческие лаборатории, на которых вчерашние студенты представляют свои проекты, претендуя на финансовую поддержку, стали в последние годы традиционными. Привычка работать с материалом осмысленно на goEast – норма, поэтому внеконкурсные секции и ретроспективы нередко представляют интерес не меньший, чем главный конкурс, состоящий из свежеснятых полнометражных фильмов, показываемых в Германии впервые.

В этом году «плановое» обращение к прошлому было возложено, в частности, на две архивных секции – «Прага 1968» и «Симпозиум: Гибридные идентичности – «Балтийское кино». Событию, ставшему известным под эвфемизмом «пражская весна», нынче, к тревоге живущих, почти возвращена былая злободневность – в свете растущего напряжения между Россией и НАТО. В «Прагу 1968» вошли не только канонические кино-свидетельства – снятая с риском для жизни «Оратория для Праги» Яна Немеца 1968 года и вышедшая почти 20 лет спустя лента «Услышьте мой крик» Мацея Дрыгаса о польском гражданине, совершившем публичное самосожжение в знак протеста против вторжения в Чехословакию войск стран Варшавского договора, – но и заказной советский док «Чехословакия, год испытания» режиссера Анатолия Колошина (1969), и современные игровые фильмы-размышления восточно-еврпейских режиссеров, и самый удивительный пункт программы – квазиаллегорический «Человек, который лжет» Алена Роб-Грийе 1968 года с Жаном-Луи Трентиньяном, фильм совместного с Чехословакией производства, чья премьера как раз состоялась на Берлинале того же года, то есть перед пражской весной.

goeast Oratorio for PragueКадр из фильма "Оратория для Праги", режиссер Ян Немец

Обращение к прибалтийской кинематографии в «Симпозиуме», самой обширной внеконкурсной программе, также было продиктовано круглыми датами: в этом году Латвия, Литва и Эстония отмечают свои дни независимости (что во всех трех случаях связано с Октябрьской революцией 1917 года и последующим распадом Российской империи). Впрочем, сто лет со дня независимости – это еще не сто лет самой независимости: как известно, уже к сороковым годам эти государства были насильственно присоединены к СССР и просуществовали в качестве союзных республик вплоть до нового распада империи – теперь уже Советского Союза. За время воцарившегося коммунистического режима, именуемого в современной Прибалтике оккупационным, эти страны были полностью советизированы и модернизированы, насколько позволяла советская экономическая модель. В республиках были созданы собственные киностудии и киношколы, существовавшие в тесном контакте – кадровом, производственном, эстетическом, тематическом и так далее – с кинематографом российским. На этой амбивалентности, своего рода «гибридности» и было предложено сосредоточиться в этом году, и так же, как в пражской секции, можно было выбирать между такими полюсами, как, например, латвийская хроника 1936 года и современная анимация студии Nukufilm, лидер советского проката «Последняя реликвия» (1971) – и тонкий «Идеальный пейзаж» (Ideaalmaastik, известный на русском как «Что посеешь…» Пеэтера Симма (1980)), воинствующий ультра-коммунистический оммаж вертовской «Шестой части суши» «235 000 000 лиц» Улдиса Браунса по сценарию Герца Франка – или такой культовый образец советской милитарной танатологии, как «Никто не хотел умирать» Витаутаса Жалакявичюса. Я упоминаю здесь лишь некоторые блюда этой обширной программы.

goeast The Ideal LandscapeКадр из фильма "Идеальный пейзаж", режиссер Пеэтер Симм

– А что же русские? – нетерпеливо спросит патриотически настроенный читатель. Спешу успокоить: никто не забыт, ничто не забыто. Русское присутствие на goEast неизменно, разнообразно и, что особенно похвально, нетривиально: такому цепкому отслеживанию всего самого интересного – и нередко, увы, не обласканного вниманием на родине, впору поучиться многим нашим программерам.

Где состоялась первая посмертная ретроспектива великого некрореалиста Евгения Юфита после того, как он скоропостижно скончался в Петергофе в декабре позапрошлого года? Не в Петербурге, не в Москве, а здесь, в Висбадене, год назад. В этом году полноценной ретроспективы удостоился ныне здравствующий режиссер Борис Хлебников – впервые, между прочим, за всю его жизнь – дай бог, чтобы оказалась долгой и счастливой. На goEast вообще любят «заполнять пробелы» до момента, когда те станут зияющими: в том же прошлом году, например, единственным российским участником конкурса было – никогда не догадаетесь, если не знаете, – замечательное кинополотно «Россия как сон» Сильвестрова и Зинченко (2016) – новаторский независимый кино-альманах, в самой России имевший не более двух-трех фестивальных показов.

На этот раз Россия тоже была представлена в конкурсе, и вновь не каким-нибудь арт-мейнстримом на общественно-историческую тему (характерным вообще-то для этой секции), а самым эстетским «нашим» фильмом прошлого года, тоже до сих пор сравнительно мало кем виденным даже на родине, – «Мешок без дна» Рустама Хамдамова (2017), ироническая и чрезвычайно свежая экранизация рассказа Акутагавы, действие которого перенесено в некую полусказочную и полубарочную действительность примерно конца XVIII века; помимо прочего – в этом фильме сыграла свою главную и лучшую роль народная артистка РСФСР Светлана Немоляева.

goeast bagКадр из фильма "Мешок бездна", режиссер Рустам Хамдамов

Если Хамдамов олицетворял вечность и великое прошлое российского кино (пусть и не совсем в  «официальной» его версии), Хлебников – его настоящее (в умеренной, центристской версии), то российские медиа-художники Денис Семенов и Наталья Северина, участники VR–выставки OPEN FRAME AWARD, без сомнения, символизировали будущее. Впрочем, это не помешало им тоже обратиться к прошлому, предложив его альтернативное видение. Согласно их 10-минутной «Номинальной империи» Всеволод Мейерхольд счастливо избежал расстрела, победил Сталина и установил так называемую диктатуру пролетариАрта. Зрелище торжествуюшего пролетариАрта так потрясло жюри, что россиянам был вручен главный приз этой конкурсной программы.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Колонка главного редактора

Чтобы ткань города усложнилась

21.09.2015

В Москве прошел фестиваль современного документального кино о городе и человеке «Центр». Главная идея фестиваля в формировании города как культурного кластера, в котором люди учитывают интересы друг друга. Корреспондент Агентства социальной информации поговорил с одним из членов жюри фестиваля, культурологом и главным редактором журнала «Искусство кино» Даниилом Дондуреем о том, какую роль играют гражданские инициативы в создании культуры города, каких культурных пространств не хватает столице и могут ли москвичи создать собственную городскую культуру.

Новости

Киносоюз выступил против «Этической хартии»

01.08.2013

Союз кинематографистов опубликовал официальную позицию по вопросу разработки так называемой «Этической хартии». По мнению авторов документа, опубликованного на сайте Киносоюза, «любая попытка регламентировать искусство аморальна». Напомним, что после того, как президент России Владимир Путин выступил с идеей создания «Этической хартии» для деятелей киноиндустрии и поручил к октябрю 2013 года обсудить ее принятие, была создана рабочая группа по разработке этого документа. В группу вошли режиссеры Марлен Хуциев, Карен Шахназаров, продюсер Леонид Верещагин, киновед Кирилл Разлогов, журналисты Андрей Шемякин, Генрих Боровик, Елена Ямпольская и другие. Возглавил группу первый зампред Союза Сергей Лазарук.