Нимфы и призраки. Ама-эксплотейшен в японском кино

  • Блоги
  • Дмитрий Комм

В японском кинематографе второй половины XX века существовало несколько подзабытое нынче направление, которое можно назвать смешанным японо-английским термином «ама-эксплотейшен». Об этом уникальном субжанре, сочетавшем триллер, эротизм и национальную экзотику, – Дмитрий Комм.


Эта история начинается в 1954 году, когда знаменитый итальянский фотограф, антрополог и поэт Фоско Мараини вернулся в Японию после почти десятилетнего отсутствия. Искренне влюбленный в Азию, успевший и послужить профессором в Хоккайдо, и побывать узником в японском концлагере в Нагойе, Мараини исповедовал принцип: «Нет никаких рас, есть только культуры» – и считал своим долгом помочь всему миру лучше понять азиатов. 
Италия и Япония в те времена имели много общего: проигравшие Вторую мировую войну страны с разрушенной экономикой, они осуществляли радикальную перестройку во всех сферах общественной жизни и стремились вписаться в новое мировое устройство. В области культуры это выражалось в усилении рыночных отношений, американизации и коммерциализации популярных искусств. Видимо, поэтому Мараини, уже имевший на своем счету монографии о Тибете и Японии, выбрал для новой книги материал экзотический и способный заинтересовать самую широкую публику – ныряльщицы ама.

Деревни ама были разбросаны в окрестностях городов Тоба и Сима, на полуострове Идзу и маленьких островах, самым известным из которых является Хегура (иногда пишут Хекура). На него и отправился Фоско Мараини. К этому времени ама были старинной и хорошо известной профессией в Японии, однако европейцы знали о них мало. Мараини ныряльщицы привлекли тем, что в их деревнях традиционные гендерные роли оказались перевернуты. Главами семьи здесь были женщины, которые сами выбирали себе мужей и являлись добытчицами пропитания, ежедневно совершая сложные и опасные погружения на морское дно за жемчугом и устрицами. Легенды гласят, что раньше подобным промыслом занимались и мужчины, однако они не выдержали конкуренции с дамами, которые, благодаря слою подкожного жира, могли погружаться глубже и оставаться в воде дольше. С тех пор роль мужчин в этих деревнях стала вспомогательной и заключалась в том, чтобы доставить ама на место погружения, подстраховать ее во время работы и помочь согреться после окончания.

Коммерческий же потенциал истории об ама заключался в том, что эти женщины имели обыкновение нырять практически обнаженными, имея на себе лишь набедренную повязку и большой нож. С юных лет занимаясь нелегким трудом в море, ама были рослыми (по азиатским меркам), хорошо развитыми физически, с широкими плечами, сильными ногами и кожей цвета красного дерева. Не обладая модельной внешностью, они, тем не менее, на фотографиях смотрелись весьма эффектно.

komm-2-Ama DiversАма за работой. Фотография Фоско Мараини

Вскоре Фоско Мараини выпускает роскошно иллюстрированную книгу «Остров русалок». Пребывание среди ама столь мощно стимулировало его поэтическую фантазию, что в тексте они именуются «дочерьми Нептуна», «спутницами Одиссея», «морскими валькириями» и «гологрудыми богинями». Мараини даже погружался в море вместе со своими героинями, и одним из главных достоинств его книги являются подводные фотографии, на которых ама действительно выглядят как мифические обитательницы причудливого русалочьего царства. Неудивительно, что его книга стала бестселлером и вскоре была переиздана в США и Англии под названием “Hekura: The Diving Girls’ Island”.

В самой Японии никто не считал ама сверхъестественными существами, однако и там у них имелся свой поэт. Есиюки Ивасэ фотографировал ама, начиная с 30-х годов, причем в своих работах он сочетал съемки настоящих девушек-ныряльщиц с фотографиями приглашенных моделей, которые картинно позировали на берегу моря. В результате его деятельности деревни ама стали модным туристическим направлением. Джаспер Шарп в книге Behind the Pink Curtain замечает, что уже к середине 50-х годов в деревне Тоба бизнес ама был весьма коммерциализирован, сами «дочери Нептуна» чувствовали себя звездами и в свободное от основной работы время охотно фотографировались с многочисленными туристами. Благодаря роману Юкио Мисимы «Шум прибоя» (1954) образы ама покоряют литературу, после чего завоевание ими кинематографа становится только вопросом времени.

Первой японской киностудией, обратившей внимание на ама, стала компания «Синтохо». Отпочковавшаяся от киногиганта «Тохо» («Синтохо» буквально означает «новое Тохо»), эта небольшая независимая компания просуществовала чуть более десяти лет, но за это время она сумела значительно изменить облик японского кино. Динамичная, коммерчески ориентированная и не боявшаяся рискованных проектов студия заложила основы японского нуара (фильмом Акиры Куросавы «Бешеный пес») и хоррора (серией картин Нобуо Накагавы), открыла таких режиссеров, как Кон Итикава и Теруо Исии. Ну, а цикл фильмов про ама, запущенный «Синтохо» во второй половине 50-х, считается первым японским опытом в области эротического кино – жанра, в котором Япония сегодня является признанным мировым лидером.

komm-3-pearl-queenКадр из фильма "Месть королевы жемчуга" (1956)

Началось все с фильма «Месть королевы жемчуга» (Тосио Симура, 1956). Его героиня в исполнении обладавшей пышными формами фотомодели Митико Маэда еще не была профессиональной ама – она стала ныряльщицей по воле случая, оказавшись на заброшенном острове в компании потерпевших кораблекрушение моряков. По сути, «Месть королевы жемчуга» была вольной вариацией на тему снятого в Японии фильма Джозефа фон Штернберга «Сага об Анатахане» (1953), только в более коммерциализированной упаковке триллера. Фильм имел большой успех, который режиссер Симура поспешил развить в своей следующей картине «Ама дрожит от страха» (1957). В этой криминальной истории про прекрасных ныряльщиц, похищенных бандой гангстеров, впервые появляются длинные, хореографически выстроенные подводные съемки, немного напоминающие знаменитый музыкальный номер Басби Беркли By a Waterfall.

Тут японских киношников озарило понимание, что они наткнулись на золотую жилу, и производство фильмов о ныряльщицах было поставлено на поток. «Синтохо» продолжило тему ныне считающимися классическими триллерами «Ныряльщицы в доме с привидениями» (1958) и «Призрачная ама» (1959); первопроходец японского эксплотейшн продюсер Мицугу Окура выпустил фильм «Ама и таинственная жемчужина» (1962); студия «Сотику» поддержала тему картиной с фантасмагорическим названием «Девушки-моллюски» (1965); одна за другой выходили экранизации «Шума прибоя» Мисимы (всего их было снято около полудюжины). В этих фильмах ама претерпевали самые невероятные приключения, находили на дне моря сокровища, сражались с контрабандистами, привидениями и друг с другом – последнее, как правило, происходило в грязи – а в «Девушках-моллюсках» даже предоставляли эскорт-услуги туристам как заправские гейши. На «Синтохо» был снят даже фильм под названием «Ама-людоедка» (1958), но он, к сожалению, считается утерянным.

Главным аттракционом этих картин оставались своеобразные подводные балеты, раз от разу становившиеся все более длительными и изобретательно снятыми. Дополнительный эротический эффект достигался благодаря предчувствию опасности, угрожающей ныряльщицам – здесь на японских кинематографистов сильное влияние оказала знаменитая подводная сцена из фильма Джека Арнольда «Чудовище из "Черной лагуны"» (1954). Сочетание атлетизма, уверенности в себе и неожиданной уязвимости превращало ама в идеальную мужскую фантазию, уверенно эксплуатируемую японскими кинопродюсерами. В сущности это были первые японские эротические фильмы, несмотря на то, что в них редко встречались сцены секса. 

Трейлер фильма "Ныряльщицы в доме с привидениями" (1958)

На Западе ама также стали культовыми фигурами и проникли в кино. В 1963 году наш бывший соотечественник и, по совместительству, голливудский классик Марион Геринг снял разухабистое итальянское мондо «Поруганнный рай», предъявив зрителям полный комплект ориенталистских мифов. Изрядная часть фильма была посвящена японским ныряльщицам. Геринг снимал свой квазидокументальный эксплойтейшн на том же острове Хегура, что и Фоско Мараини, а потому среди появляющихся в нем ама можно без труда узнать тех же самых девушек, которые позировали для уже ставшего легендарным альбома «Остров русалок». В 1964 году Ян Флеминг в романе «Живешь только дважды» сделал девушкой Бонда ныряльщицу по имени Кисси Судзуки. Кисси являлась бывшей кинозвездой, переквалифицировавшейся в ама; она также стала единственной девушкой Бонда, родившей от него сына – Джеймса Судзуки. В экранизации этого романа, выпущенной в 1967 году, именно Кисси (Мие Хама) в финале ведет бондовское воинство на штурм резиденции суперзлодея Блофилда в жерле вулкана.

komm-4-Bond3Джеймс Бонд и Кисси Судзуки. "Живешь только дважды" (1967)

С развитием индустрии секс-фильмов в начале 70-х годов фильмы про ама окончательно перекочевали в сферу «пинку-эйга». В 1975 году старейшая японская киностудия «Никкацу» в рамках своего нового проекта «романтического порно» запускает серию картин, которые на Западе стали известны под общим названием Lustful Ama. За десять лет до 1985 года было выпущено шесть картин, повествовавших о любовных похождениях ныряльщиц. В этих фильмах уже не было бульварной романтики с кладами и пиратами; они представляли собой гламурное секс-кино с пленэрными эротическими сценами на морском берегу, а их скромные бюджеты сделали невозможными сложнопостановочные подводные балеты. Упадок жанра совпал с исчезновением самой профессии ама. В модернизированной, высокотехнологичной Японии уже не было нужды в добывании жемчуга столь архаичным способом. А произошедшая в 90-е годы переориентация коммерческого кино на подростковую аудиторию и вовсе превратило обнаженную ама в персону нон грата на больших экранах.

Фильмы про ама покинули кинотеатры, оставшись лишь в киноведческих каталогах и видеоколлекциях поклонников. Но вряд ли стоит совсем списывать этих подводных амазонок со счетов. Ведь то, что в нашем мире больше нет мушкетеров, не означает, что про них не могут снимать кино. Например, в прошлом году в Турине прошла выставка фотографий Фоско Мараини под названием «Очарование морских женщин». Рано или поздно здравый смысл вернется в кинематограф, и тогда мы обязательно снова увидим что-нибудь великолепно-бульварное, что-то вроде «Ама против осьминогов-убийц из преисподней» в 3D и IMAX.

komm-5-amasurf

 

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Темы, которые никем не обсуждаются»

23.07.2013

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Я приветствую в этой студии главного редактора журнала «Искусство кино» Даниила Дондурея.

Новости

На XII «Волоколамском рубеже» наградили лучшее военно-патриотическое кино

19.11.2015

18 ноября в городе Волоколамск состоялась церемония закрытия XII международного фестиваля военно-патриотического кино «Волоколамский рубеж». В трех секциях – игрового, неигрового и короткометражного конкурсов – были присуждены призы профессиональных и зрительских жюри.