Обнять и плакать

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На широкие экраны вышел фильм, посвященный Линде «Лавлейс» Борман – когда-то героине порнохита «Глубокая глотка», а впоследствии убежденной феминистке и борцу за права женщин. Об экранизации этой пикантной и диалектической биографии – Нина Цыркун.


Ее история выглядела настолько неправдоподобно ужасной, что прежде чем напечатать исповедь Линды под названием «Испытание», издатель предложил ей пройти проверку на полиграфе. Детектор лжи подтвердил, что изложенное в рукописи – чистая правда. Тем не менее и теперь, много лет спустя после ее смерти (в 2002 году), искренность героини подвергается сомнению, как и на том знаменитом телеинтервью в шоу Фила Донахью, вошедшем в фильм «Лавлейс» Роба Эпштейна и Джеффри Фридмана. Может быть, поэтому жизнь Линды Борман, известной как Линда Лавлейс, вновь и вновь становится сюжетом для кино? Не успела выйти на экраны «Лавлейс», где заглавную роль сыграла недавняя скромница Козетта из «Отверженных» Аманда Сейфред, а уже на пятки ей наступает «Ад. История Линды Лавлейс» с Малин Акерман. Эта женщина оказалась ньюсмейкершей на долгие времена, хотя почти ничего с этого поимела, что и вправду печально. И в ее истории все время что-то не договаривается…

lovelace2
«Лавлейс»

После выхода в свет «Испытания» феминистки превратили авторшу в икону своего движения. Одни из них патетично напирали на то, что Линда – жертва мужского шовинизма и домашнего насилия; другие видели в ней пламенную революционерку, открывшую женщинам их сексуальность. На самом деле, как видно из нового фильма, правы все. Можно говорить, что трагедия Линды в том, что она жила в неправильное время и в неправильном месте. А можно наоборот: что она попала в свое время в руки нужного человека.

В 1968 году был официально отменен жестко цензурировавший кино Производственный кодекс Хейса, а на смену ему пришла классификационная система. Ушлые киношники бросились снимать рискованные фильмы, чтобы прощупать границы дозволенного. На рынок хлынул поток мягкого порно, в том числе и «Глубокая глотка» (1972) Джерарда Дамиано, где под псевдонимом Линда Лавлейс снялась Линда Борман. Эту продукцию в категории Х показывали по всей стране, но где-то (как в Нью-Йорке) подпольно, а где-то, например, в Нью-Джерси, она была доступна почти всем желающим. «Глубокая глотка» выделялась из ряда довольно скучного кино редким в этой категории юмором. Какой дружный хохот звучит в фильме Роба Эпштейна и Джеффри Фридмана, когда на экране пандан оргазму монтируется устремленная ввысь ракета – квинтэссенция и апофеоз мужского мира. Больше того, «Глубокая глотка» вошла в политический обиход. Бобу Вудворту и Карлу Бернстайну из «Вашингтон пост», журналистам, которые раскапывали дело президента Никсона, известного как Уотергейтский скандал (разразившийся вскоре после выхода на экран фильма Дамиано), поставлял информацию осведомитель, получивший кодовое имя «Глубокая глотка». В документальном фильме о фильме в качестве комментаторов выступили знаковые фигуры: Гор Видал, Норман Мейлер, Камилла Палья…

lovelace3
«Лавлейс»

Что же касается Линды, то она действительно была хорошей домашней девочкой со школьным прозвищем Святоша, попавшей в руки прожженного циника Чака Трейнора – мужа, обернувшегося сутенером, которого так достоверно в красках 70-х сыграл Питер Сарсгаард. Но, вырвавшись из его цепких объятий, обнаружив, какие деньги нажили на ее «Глубокой глотке» алчные мужчины, Линда решила хоть поздно, но взять свое. И ее публичное раскаяние по телевизору, ее интервью и книга ей, конечно, помогли. Причем если поначалу Линда выступала бедной овечкой, терзаемой хищным волком, то постепенно, по мере того, как сексуальная революция превращалась в рутину, палитра менялась, и она стала больше и откровеннее рассказывать о своей физиологической особенности, подтолкнувшей Чака Трейнора к сюжету «Глубокой глотки».

Увы, без этого Карабаса-Барабаса ей не удалось вернуть былой успех. Она снялась в фильмах «Глубокая глотка 2» и «Линда Лавлейс для президента», во множестве документальных лент, но круги по воде не пошли. Последний факт в фильме «Лавлейс» не упоминается; никакого исторического контекста (если не считать мимолетного видения Никсона в телевизоре) тоже нет и в помине. История целиком укладывается в легенду о несчастной юной католичке, ставшей жертвой мужа-изувера, удовольствия от своей кинокарьеры в порнобизнесе не испытывавшей и профита не получившей, снимавшейся буквально под дулом пистолета.

Роберт Патрик и Шэрон Стоун играют ее родителей: любящего, но отстраненного бывшего вояку отца и суровую мамашу-католичку, которым стыдно за скандальную славу дочери, что тоже прекрасно укладывается в канон жанра. Тут правда, скрыта ирония: никто иная, как Шэрон Стоун способствовала раздвижению рамок дозволенного в эпоху после «Глубокой глотки».

lovelace4
«Лавлейс»

На Берлинском кинофестивале, где она представляла «Лавлейс», Стоун отказалась общаться с журналистами. В самом деле: что тут скажешь? Никаких следов былых страстей; тривиальная мелодрама из жизни женщины, заслужившей почему-то непомерное внимание…

Очень солнечный день. Сценарий

№5/6, май-июнь

Очень солнечный день. Сценарий

Галя Лурье

Галя Лурье родилась в 1993 году в Санкт-Петербурге. В 2015-м окончила сценарную мастерскую Олега Дормана в Московской школе нового кино. Публиковалась в журнале «Сеанс». Курирует специальные проекты в Санкт-Петербургской школе нового кино.

Колонка главного редактора

«Культура — это секретная служба»

21.11.2012

Выступление социолога, главного редактора журнала «Искусство кино» на заседании президентского Совета по правам человека всколыхнуло медийный бомонд. Кто-то услышал в его словах призыв к цензуре на телевидении, иные разглядели банальный плач по культуре. Но сам Даниил Дондурей, человек, благодаря которому в словарь президента вошло богатое словосочетание «культурный код», полагает, что его вообще не поняли. И объясняет «Новой газете» — почему.

Новости

В Москве состоится фестиваль космического кино SPACEWEEK

11.04.2017

12 апреля — в День космонавтики в Новом Пространстве Театра Наций откроется фестиваль космического кино SPACWEWEEK.