Пи, спасенный из вод

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В первый день 2013 года на российские экраны выходит «Жизнь Пи», поставленная Энгом Ли по удостоенной «Букера» книге канадца Янна Мартела.

Эта невероятная история – призыв к всеобщей консолидации, к мирному сосуществованию всех со всеми: индуистов, христиан и мусульман; верующих и секуляристов; вегетарианцев и плотоядных; людей и зверей. Так, как это, видимо, и было в том потерянном раю, где, судя по флэшбэку, воспитывался главный герой – Пи Патель (Сурай Шарма). Детство Пи прошло в зоопарке бок о бок с экзотическими деревьями, слонами, павлинами и розовыми фламинго. В этом гармоничном мире «новой Индии» отец-вегетарианец приучал сына к толерантности и умению понимать другого, закладывая в сознание Пи основы разных мировых религий. Затем в стране стали происходить перемены, заставившие отца собрать свой ковчег и отправиться из родного Пондишери за океан, в Онтарио, где он распродал всю свою живность и начал жизнь заново.

life of pi 2

О том, что было дальше, сорокалетний Пи рассказывает писателю, узнавшему, что у этого человека есть история, которая может помочь найти бога. Речь не о конкретном божестве («религия – это дом со множеством комнат»), но скорее об обретении чувства отзывающихся небес. О том, что молчание бога – только метафора, прикрывающая безверие. (В фильме множество кадров, снятых с точки даже более высокой, чем птичий полет.) Для этого не надо обладать святостью, располагающей диких зверей покорно ложиться к ногам человека, будь то святой Серафим, Герасим Иорданский, монах Анин или Мамант Кесарийский. Если только не считать святостью борьбу за выживание в открытом океане в окружении хищников против стихий, голода и жажды, которую вел шестнадцатилетний Пи в течение 227 дней. Он – единственный из людей, уцелевший во время кораблекрушения на пути в Канаду. Из зверей спаслись лишь гиена, орангутан Апельсинка, зебра и матерый бенгальский тигр по имени Ричард Паркер. О том, как складывались отношения человека и тигра – от преодоления страха перед голодным хищником до ощущения страха потерять его, и рассказано в фильме.

life-of-pi-fight

Тигр помог человеку выжить, отвлекая от мыслей о погибших родных и грозящей смерти. Тигр заставлял человека жить, и человек нашел для этого способ: он превращал тяготы выживания в игру, внушая зверю, что вожак здесь – он, Пи Патель. Стараясь приручить дикое животное, человек научился воспринимать его равным себе; он исхитрился обеспечивать Ричарда Паркера едой, что держало тигра в благодарном повиновении, а для человека было источником силы. Молясь всем богам, Пи укрощал зверя в себе, и его робинзонада обернулась инициацией: мальчик стал мужчиной.

life-of-pi-movie-image

Суровый ритуал взросления, принятый в архаических обществах, приобрел для Пи еще более жестокий характер ордалии – испытания погружением в воду, символизирующим обращение к воле Творца. В одних традициях успешно прошедший через эту пытку признавался невиновным, в других, наоборот, считалось, что именно утонувший оправдан, и боги приняли его на небо. Как бы то ни было, почитавший разных божеств Пи прошел «Божий суд» и теперь, согласно знаменитому киплинговскому стиховторению-заклинания, достоин высшей награды: «Земля – твое, мой мальчик, достоянье. И более того, ты – человек!»

Life-of-Pi-Bioluminescent-Water

Режиссер Энг Ли и оператор Клаудио Миранда великолепно использовали возможности съемки в D3, создавая ощущение, будто ты сам сидишь в спасательной шлюпке, которую носит океанская волна и заливает штормовой дождь; будто это прямо к твоему лицу устремилась летучая рыба, на тебя ощерилась акула, а рядом скалит клыки большая бенгальская кошка. Зрелище получилось фантастически экспрессивным, но содержание книги Мартела в этом искусстве иллюзионизма обмелело. Спецэффекты, блистательно и бесшовно смонтированные с действиями отлично сыгравшего себя протагониста-дебютанта, смазали и заслонили собой все то, ради чего Янн Мартел оправил Пи в путешествие с Востока на Запад. Превратили многомерную философскую историю в приключенческий фильм с воспитательными целями и прилагающейся к нему инструкцией по выживанию.

Life-of-Pi-4

Нормальный дракон. «Дракон» Константина Богомолова и оттепель

№4, апрель

Нормальный дракон. «Дракон» Константина Богомолова и оттепель

Антон Хитров

Музыкальные вставки – фирменный прием Константина Богомолова, и дело не только в том, что они задают спектаклю ритм. Важно, кто именно и что поет. В его новой работе «Дракон» по Евгению Шварцу песню «Оттепель» из одноименного сериала Валерия Тодоровского исполняет главный герой. Собственно дракон. В остроумии режиссеру не откажешь. Но зачем эта сцена нужна и при чем тут оттепель?

Колонка главного редактора

Все согласны на моральную катастрофу

14.11.2011

Интервью Даниила Дондурея «Новой газете» о кризисе морали в современном российском обществе.

Новости

Вышел февральский номер «ИК»

07.03.2013

Каждый год журнал обращается к фестивалю «Артдокфест». И это не случайно. Программы, включающие и дебюты, и работы известных отечественных и зарубежных мастеров, позволяют говорить не только о важнейших проблемах сегодняшней документалистики и даже не только о главных трендах кино, но и — шире — об актуальных тенденциях мирового современного искусства. Вот и в этом номере материалы, напрямую или косвенно инспирированные «Артдокфестом»-2012, составили большую часть содержания.