Привет румынской волне. «Коза», режиссер Иван Остроховский

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

На состоявшемся в Москве международном кинофестивале «Завтра/Tomorrow» Зара Абдуллаева посмотрела словацкую драму «Коза» о бывшем боксере, а ныне не очень здоровом семьянине, вынужденном из-за безденежья пуститься во все тяжкие.


2morrow logoДебютный игровой фильм словацкого режиссера Ивана Остроховского «Коза» прошел по многим фестивалям и добрался в январе до Tomorrow. В главной роли – бывшего боксера, некогда участника Олимпийских игр, ныне прозябающего в цыганском гетто, – сыграл Петер Балаж, реальный спортсмен и человек в роли самого себя. Теперь он сборщик мусора, металлолома, живущий безденежно с женой и двумя детьми. Его жена беременна и хочет оставить ребенка. Петер – против. Но на аборт, который в Словакии стоит 300-400 евро, средств нет. Такова завязка. Дальше – поиски заработка. Петер имеет инвалидность за прошлые спортивные заслуги. А интересуется только боксом, который смотрит по телевизору.

Остроховский снимает бытовую драму (или, если не бояться слов, трагедию). При этом устраняет с экрана любого свойства сентиментальность, жалостливость, вспышки эмоций, кульминационные порывы и все-все, что естественно было бы ожидать от столь мизерабельной истории.

Маленький глубокий фильм представляет «портрет мученика», но этот подлинный мученик лишен ореола, обычно свойственноготакому статусу, такой репутации и, конечно, самоощущению этого антигероя.

После бытовой завязки фильм перетекает в жанр роуд-муви. Петер связывается со своим менеджером и отправляется на боксерские – полулегальные или вовсе нелегальные – матчи в Германию. Никакой спортивной драмы Остроховский не разворачивает. Он снимает будни человека в его попытке справиться с личной болезненной ситуацией. Он снимает травмы, физические и душевные, Петера, не позволяя ни себе, ни актеру разжалобить зрителей, тем самым перед ними унизиться.

Слово «экзистенциальный» по поводу такого фильма может показаться перебором или выспренним. Но это не так. Кличка боксера «Коза», заработанная в детстве, когда бабушка поила его козьим молоком, пристала Петеру навсегда. Менеджер по имени Звонко – в его роли реальный менеджер с таким же именем – возит Петера из одного городка в другой, где происходят матчи. Поразительные матчи в том смысле, что сняты они отстраненно, не эффектно. И все обречены на поражение Козы.

koza 2«Коза»

Документалист Остроховский не собирался снимать игровой дебют. Но отчаянный звонок ему Петера, не имеющего денег на содержание еще одного ребенка или на аборт, спровоцировал режиссера на эту картину.

Стилистика, тон, длинные планы, статичная камера, минималистская структура «Козы» ведет родословную от лучших фильмов новой «румынской волны». Но есть и различие. Оно заключено в совсем безутешном, но стоическом переживании реальной ситуации (и самой реальности), которая настигла Петера и его семью. Да и сама коллизия: возможность родиться ребенку или сделать аборт (дальнее эхо знаменитого фильма Мунджу), безальтернативная настойчивость как-то разрешить неразрешимое положение бывшего боксера и его жены выдают отвагу режиссера, заключенную не в радикальной форме, но в атмосфере повседневной безвыходности.

koza 3«Коза»

К этой безвыходности одновременно привыкаешь, с ней не смиряешься и буквально из последних сил стараешься ее преодолеть. Или переиграть. В боксерских матчах, в захолустном гетто, в своих устремлениях и, может быть, даже надежде, отдающей тишайшим безумием.

Постсоветский авангардизм: проблема адресата. Перипетии сегодняшнего левого искусства в политическом контексте

№3, март

Постсоветский авангардизм: проблема адресата. Перипетии сегодняшнего левого искусства в политическом контексте

Егор Софронов

Дискурс современного искусства остается одним из немногих в публичном пространстве, открытых к оппозиционным – левым точкам зрения. Это безусловный плюс, который, даже будучи поколеблен критикой экономической поддержки этого дискурса, не может быть отвергнут, особенно в нынешнем политическом состоянии России, зажатой в тиски правой диктатуры.

Колонка главного редактора

Цифровая — значит креативная

25.06.2010

Есть конкретный срок, в нашей стране он назначен: в 2015 году мы должны, согласно подписанным президентом конвенциям, просто-напросто отключить аналоговое вещание. Сейчас у нас работает более ста десяти кабельных каналов, вставляется телепанель в заднюю стеночку — и все в порядке. Во-первых, их количество еще увеличится: в «Акадо» стоит цифра «1000». В США есть системы, в которых действуют до 2000 каналов. А люди-то реально смотрят всего девять — из ста. Девять — из тысячи, или из пяти тысяч. На эту тему есть масса исследований.

Новости

Вышел февральский номер «ИК»

07.03.2013

Каждый год журнал обращается к фестивалю «Артдокфест». И это не случайно. Программы, включающие и дебюты, и работы известных отечественных и зарубежных мастеров, позволяют говорить не только о важнейших проблемах сегодняшней документалистики и даже не только о главных трендах кино, но и — шире — об актуальных тенденциях мирового современного искусства. Вот и в этом номере материалы, напрямую или косвенно инспирированные «Артдокфестом»-2012, составили большую часть содержания.