Царица Тамара

  • Блоги
  • Инна Кушнарева



Деревенский фарс о доме творчества писателей в Дорсете «Неотразимая Тамара» (Tamara Drewe) Стивена Фрирза начинается как злая сатира на всех героев (и слои общества) разом.

На хозяина этого идиллического места, автора интеллектуальных детективов, импозантного почти как сэр Майкл Кейн и регулярно изменяющего жене. Саму добросердечную и умную, но слишком уж некрасивую и увядшую жену. На остановившегося у них американского профессора, не такого напыщенного, как другие постояльцы, но уж очень падкого на хозяйское печенье и склонного к буквальным сравнениям writer’s block с запором (для чего авторы не преминули подстроить ему сцену подслушивания в туалете). На настоящую селебрити — рокера с подведенными глазами, кабриолетом и экзальтированной привязанностью к собаке-боксеру. На двух местных вульгарных малолетних мочалок, готовых на все, чтобы обратить на себя внимание рокера и получить социальный лифт из «этой дыры». Наконец, на саму заглавную Тамару, карьеристку, девушку Бонда с ринопластикой за плечами (конечно, когда в флэшбэке покажут ее в юности, нос у нее будет, как у Сирано де Бержерака, что так же смешно, как шутки о писательской констипации).

В отличие от наивных малолеток, Тамара понимает, что настоящий социальный лифт — не сомнительный рокер, а почтенный институт британской литературы, путь к которому лежит через постель престарелого литературного мэтра. Пожалуй, это единственная перипетия сюжета, не нашедшая отклика у изящных девушек в соседних креслах на фестивале «Новое Британское кино», дружно сказавших «фу-у» во время соответствующей постельной сцены: увы, литература больше не воспринимается в России как достойная карьера для девушки. Впрочем, Тамара Фрирзу нравится, потому что фильм пронизан незатейливым бытовым редукционизмом: путь к успеху — красота и секс, остальное — бредни лузеров.

Однако ближе к концу фильм проделывает незаметный кунштюк и исхитряется найти средства для удовлетворения всех фокус-групп, присутствующих в зале. Немолодых и некрасивых, но самоотверженных культурных дам. Неприкаянных академических ученых. Решительных жгучих брюнеток, пусть с ринопластикой, но зато без целлюлита. Отвязных школьниц, штудирующих журнал Hello! И так далее. Кроме разве что маститых литераторов, но они на этот фильм и не пойдут.

«Неотразимая Тамара» — это стопроцентно зрительское кино. На фестивале публика устроила ему овацию. Но именно эти сто процентов в данном случае и пугают.

Инна Кушнарева

 Голоса Евразии. О постколониальной рефлексии в отечественном театре

№5/6, май-июнь

Голоса Евразии. О постколониальной рефлексии в отечественном театре

Алена Карась

Когда мне заказали статью о болевых точках нынешнего российского театра, я подумала, что мне вовсе не интересно писать о столичных историях. Разумеется, в новейшем российском театре есть поиски языка и поражающая скорость набора высоты у многих молодых режиссеров; есть бесстрашие интеллектуального, аскетичного театра Дмитрия Волкострелова; есть поиски аффектов и жестов, выражающих телесную и психическую культуру 30-х годов в театре Максима Диденко… и все-таки то, что происходит в последние два сезона в нестоличных театрах, видится мне беспрецедентным. Речь идет о постколониальной рефлексии.

Колонка главного редактора

Гибридное кино для России

17.06.2015

Даниил Дондурей – о "Кинотавре" и зачистках, о Говорухине и Меликян, о милых режиссерах и блистательных манипуляторах.

Новости

На 8-м Римском МКФ лауреатами стали две картины из России

17.11.2013

В Риме состоялась торжественная церемония закрытия 8-го международного кинофестиваля.  Главный приз основного конкурса – «Золотой Марк Аврелий» – жюри, председателем которого был американский режиссер Джеймс Грей, вручило картине итальянского производства Tir («Тир») режиссера Альберто Фазуло. Фильм посвящен дальнобойщику, странствующему по Европе. Спецальный приз завоевала черно-белая картина Quod erat demonstrandum («Что и требовалось доказать») Андрея Грушницкого о буднях социалистической Румынии. Приза за режиссуру, а также приза за лучший монтаж, удостоилась любовная лента Sebunsu Kodo («Седьмой аккорд») Киеси Куросавы, полностью снятая во Владивостоке. Любопытно, что российский город-герой также служит местом действия и в другой конкурсной картине – Vogura ...