Задача переводчика

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

О спектакле Дмитрия Волкострелова «Лекция о Ничто» в театре Post, показанном на фестивале NET, проходящем в эти дни в Москве, – Зара Абдуллаева.


net-fest-logo«Задача переводчика» – название знаменитой статьи Вальтера Беньямина, где, в частности, речь о том, что «в родстве сходство не обязательно». Перевод Дмитрия Волкострелова «Лекции о Ничто» Джона Кейджа на площадку музея современного искусства – жест, само собой, концептуальный. Как и вообще программа театра Post, протагонисты которого исследуют вариации (инварианты) акта коммуникации. Времени и пространства, актеров и зрителя, языка и речи, театра – «не театра».

Двенадцать зрителей в ожидании действа рассыпаются по музею. Каждого из них поодиночке проведут с фонариком в темный зал и усадят на место. По три человека с каждой стороны белого куба. За его полотняными стенками вибрируют тени. Потом мы узнаем, что там расположились актеры – Алена Старостина, Иван Николаев. Они прочитают текст о «ничто» 49-го года прошлого века нейтральными тишайшими голосами в пустоте, в «белом поле», в интервале между отсутствием и присутствием. Между методом и структурой. Непрерывностью/интервалом. В зазоре между текстом, ритмом, теменью и светом. Настольные лампы стоят на полу, иногда подсвечивая зал; такие же лампы – внутри куба, где сквозь ткань просвечивают тени, которые озвучивают это место. К финалу на потолке освещается белый квадрат, в котором промелькнут тени выбежавших из куба актеров. Зрители-соглядатаи, навострившие свой слух, наконец, увидят то, что находится внутри куба: пюпитры с айпадами со строчками букв, «тактов», прорезающих пустоту рефренами (например, «если кому-нибудь хочется спать, пусть спит»).

volkostrelov-nichto-3«Лекция о Ничто»

Мне уже приходилось писать о том, что в своих не-спектаклях Волкострелов предлагает публике искусство «детокса». Очищает в разных предприятиях то перегруженное и потому переставшее быть чувствительным зрение зрителя, то его засоренный –замыленный – слух. В «Лекции…» он внедряет посторонних в реальность пустоты, в «ничто», выдергивая двенадцать человек из реальности быта и утопии зрелищности. Очищает, а точнее, расчищая само восприятие.

С закрытыми глазами, но не спящие, несмотря на возможность сном забыться, зрители подключаются к свободе пребывания по ту сторону привычного существования. Таким образом структурируется или инициируется освобождение пришедших – после огней большого города в темноту, в белизну – от пустоты или небытия, ускользающего из ощущений этих людей, а не только зрителей.

Так Волкострелов прочищает свое и наше сознание – индивидуальное, художественное, окультуренное, традиционное и постпост.

volkostrelov-nichto-2«Лекция о Ничто»

Перекличка голосов, чуждых интонированию, – образ бесплотной или предельной пустоты, коснувшись которой ты имеешь шанс «начать с начала», но уже на других основаниях, не забитых шлаками привычной жизни, знакомого искусства, раздражающего театра, критического не театра.

Погружение в темноту, в «ничто» удостоверяет одновременно внешнюю и внутреннюю – концептуальную реальность слушателя/зрителя этой лекции. Провоцирует его рефлексию и свободу в несвободной закрепленности к месту перед белой поверхностью (экраном) матерчатых полупрозрачных стен. Так происходит перевод коммуникации в сферу (сферы) личного интеллектуального опыта. Так проблема коммуникации становится предметом острых переживаний немногочисленной публики, предельно индивидуализированной (голоса актеров предлагают интимность контакта) и одинокой в такой экзистенции.

volkostrelov-nichto-4«Лекция о Ничто»

Выпав из обыденки, повседневной и культурной, ты мобилизуешь свои усилия, аккумулируешь дремлющие способности собственных органов чувств. И – с помощью проводников, переводчиков – приближаешься к состоянию пробужденного сознания. Или хотя бы получаешь эту возможность.

Диктатура доброты. Штрихи к портрету Сарика Андреасяна

№5/6, май-июнь

Диктатура доброты. Штрихи к портрету Сарика Андреасяна

Антон Долин

Самая интригующая и неразгаданная фигура отечественного массового кинематографа, Сарик Андреасян – объект зависти и ненависти. Уроженец Еревана, выпускник мастерской Юрия Грымова и заядлый кавээнщик, в свои тридцать три года создатель десятка нашумевших фильмов, работавший со звездами не только отечественными (в диапазоне от Гоши Куценко до Вениамина Смехова), но даже с заграничными: любимцем миллионов Аленом Делоном и лауреатом «Оскара» Эдриеном Броди.

Колонка главного редактора

Доклад президенту РФ Владимиру Путину. О влиянии российского ТВ на стоимость человеческого капитала

12.11.2012

12 ноября 2012 года в Кремле состоялось заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Публикуем доклад Даниила Дондурея.

Новости

Завершился 64-й Берлинский кинофестиваль

16.02.2014

15 февраля завершился 64-й международный кинофестиваль в Берлине. Главной награды форума – приза «Золотой медведь» за лучший фильм конкурсной программы – удостоилась детективная картина китайского режиссера Йинана Дяо (Diao Yinan) «Черный уголь, тонкий лед» (Bai Ri Yan Huo). Фильм посвящен бывшему полицейскому, который после увольнения из органов решил расследовать серию загадочных убийств. Приз большого жюри завоевал Уэс Андерсон за картину «Отель "Гранд Будапешт"» (The Grand Budapest Hotel), открывшую Берлинале.