Доклад президенту РФ Владимиру Путину. О влиянии российского ТВ на стоимость человеческого капитала

12 ноября 2012 года в Кремле состоялось заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Публикуем доклад Даниила Дондурея.

Уважаемый Господин Президент!

Я хотел бы затронуть тему необходимости общественного попечения информационной среды. Ее существенная часть — Российское телевидение — чуть ли не единственная сфера нашей жизни, которая не получает адекватного публичного рассмотрения. Абсолютный чемпион по затратам времени населения среди пятисот занятий вне сна — остается вообще без анализа. При том, что в народном хозяйстве у нас трудится 77 миллионов человек, а телевизор регулярно смотрят 120 миллионов.

Принято считать, что электронные медиа — это средство массовой информации или коммуникации. Руководители каналов, правда, уверяют, что это всего лишь «сфера обслуживания», «общественная столовая», «бытовой прибор, как холодильник» (так они говорят), предлагающий «эмоции и развлечения». Это, конечно, лукавство. За предоставление гражданам информационных и иных «услуг» стоит их наделение картинами мира, ценностями, нормами, пониманием того, как устроена жизнь. Что важно, а что — нет.

Четыре дня назад психопат, которого назвали «русским Брейвиком», расстрелял семь человек. И тут же стал героем российских медиа. Новая циничная практика привлечения внимания массовой аудитории: под видом сострадания копаться в интимной жизни известных людей, попавших в трагедию. Под видом журналистских расследований показывать оперативную съемку жестких следственных действий.

Совсем не безобидна и беспрецедентная криминализация российского эфира. Из каждых 100 героев телесериалов, а мы по их производству и показу мировые лидеры — наряду с Китаем, — 57 — связаны с преступлениями: заказчики, жертвы, следователи, свидетели. Возникает ощущение, что подавляющее большинство соотечественников являются злоумышленниками. Вот названия сериалов, показанных только на минувшей неделе на канале НТВ — «Братаны-3», «Правила угона», «Брат за брата», «Висяки». Три раза каждый день многие годы там идет программа «Чрезвычайные происшествия», рассказывающая в стиле учебника о восьми тысячах преступлений в год. Сюжеты о каннибалах, маньяках регулярно открывают выпуски новостей, наполняют документальные и другие форматы. Советская лакировка сменилась куда более доходным описанием человеческих низостей. У нас очень креативное телевидение.

За этим стоит жестокая диктатура рейтинга, с помощью которого распределяются рекламные деньги. Чтобы зрители держали свои телевизоры постоянно включенными, легче всего пользоваться «понижающей селекцией» — то есть двигаться вниз, в подсознание, к инстинктам — опираться на чувство опасности, интерес к слухам, патологиям. А вот стремление вверх — к развитию личности, интеллекту — сильно уменьшает аудиторию. Следовательно, лишает каналы денег. Тут элементарный бизнес — ничего личного. Никто не планирует нанести вред отечеству. По ночам, когда рейтинг не учитывается, содержание эфира кардинально меняется. В это время передачи делают для думающей, конкурентоспособной страны.

За 17 лет коммерческого телевидения мы к этому привыкли, научились быть нечувствительными к агрессии, чужому горю, смерти. Демонстрация в каждой квартире образцов подобного поведения не воспринимается как ценностный террор. Частный факт: в нашей стране от 800 тысяч до 1,5 миллионов мужчин в расцвете лет работают охранниками. Их больше, чем в любой стране Европы, больше, чем полицейских — и это лишь малая часть платы общества за то, о чем рассказывает «ящик для глаз».

Почему-то ни один наш министр внутренних дел не протестовал против виртуальной трансляции беспредела, хотя такое программирование гасит, если не уничтожает, значительную часть его работы. Ни один министр экономического развития не обращал внимания на то, что качество человеческого капитала определяет производительность труда, инвестиционный климат. Урон здесь не способны компенсировать любые госзатраты на воспитание патриотизма. Это невозможно, пока эпос про бандитов — одна из любимых тем семейных развлечений в свободное время.

Ради психологической национальной безопасности пришло время заявить о том, что ценностное здоровье людей — такой же предмет попечения гражданского общества, как и защита прав осужденных, военнослужащих, иммигрантов или детей.

Салтыков-Щедрин говорил: «В России в любом деле самое главное — найти и наказать виноватого». Речь, конечно же, не идет о цензуре или каких-либо запретах — только об общественных дебатах на эти темы. У нас ведь не было обращений в суд даже по поводу появления в прайм-тайме интервью с педофилом, серийным убийцей или обсуждения с двадцатилетней девушкой в восемь вечера — в присутствии двадцати миллионов зрителей, — правильно ли она поступила, родив двух детей от собственного отца. Исследование трехлетней давности показало: создатели ТВ не хотят, чтобы его смотрели их дети. Вот мы ждем общественное телевидение. Но его бюджет в 10-15 раз меньше, чем у любого федерального канала, поэтому оно вряд ли сможет сбалансировать сложившееся положение вещей. Там должны работать гении.

Имеет смысл создать хотя бы Общественные советы из независимых от телебизнеса лиц всюду, где есть государственное участие. Понимая, что у нас очень трудно сделать их не декоративными. Не можете ли Вы, Владимир Владимирович, поручить Минсвязи тратить хотя бы какие-то средства на независимую аналитику контента. Сегодня ее в нашей стране нет вообще. Исследованиями российской экономики занимаются тысячи экспертов. Но цена воздействия электронных медиа не сводится к 5 млрд. долларов рекламных денег. Стоимость человеческого капитала, по мнению специалистов, оценивается в половину национального ВВП — т.е. в 150 раз больше.

И последнее. Нельзя ли создать аналитическую группу с участием медийного, рекламного сообществ, которая подумает об альтернативных рейтинговому механизмах финансирования. За рубежом тоже важен рейтинг, но почему-то там договорились о сдерживающих барьерах. Считают, что нельзя мировоззрение граждан полностью отдавать на откуп рынку. Даже частичная отмена моральных табу способна в конце концов разрушить и экономику.

Спасибо.

После травмы

Блоги

После травмы

Зара Абдуллаева

18 июля в Ереване состоялась церемония закрытия XII международного кинофестиваля «Золотой абрикос». Зара Абдуллаева – о конкурсных картинах и о том, что их объединяет.

Земля дрожит – море горит. «Огонь в море», режиссер Джанфранко Рози

№3, март

Земля дрожит – море горит. «Огонь в море», режиссер Джанфранко Рози

Елена Плахова

Банальное утверждение, что, мол, награды Берлинале политизированы, получило аргумент в свою пользу, когда «Золотого медведя» присудили Джанфранко Рози за фильм о беженцах. Но если три года назад в Венеции аналогичный результат с «Золотым львом» (доставшимся картине того же Рози «Священная римская кольцевая») некоторые сочли капризом Бертолуччи, на сей раз у берлинского жюри просто не было другого мотивированного решения, как наградить «Огонь в море». Политика, точнее, общественное мнение и атмосфера сыграли свою роль, но неопровержимым доводом стало высочайшее художественное качество этого документального фильма.

Новости

Седьмой Beat Film Festival стартует 26 мая

23.05.2016

Седьмой фестиваль документального кино о новой культуре Beat Film Festival пройдет в Москве с 26 мая по 5 июня. В программе Beat Film Festival этого года — 25 полнометражных фильмов и семь тематических программ-тэгов. В этом году в программу войдут фильмы Тильды Суинтон, Пола Томаса Андерсона и Д.А. Пеннебейкера.