Удивительные хребты якутского кино, неигровые хиты и анимадок, новый сценарий Дмитрия Давыдова («Пугало»)

Флориан ЗеллерЭнтони Хопкинс пришел к осознанию, что все мы смертны

© Русский Репортаж
© Русский Репортаж

Флориан Зеллер — один из самых неожиданных фаворитов наградного сезона 2020/2021.

Во-первых, он вообще не режиссер, а драматург и писатель, притом вундеркинд (первый роман «Искусственный снег», Neiges artificielles, он издал в 22 года; на русском изданы его романы «Наслаждение» и «Случайные связи»), также очень популярны и его пьесы. Всемирно известна трилогия «Отец» — «Мать» — «Сын» (изданы на русском под названием «Папа. Мама. Сын» издательством ГИТИС в 2020 году), каждую из этих пьес поставили в России («Папа» в театре имени Пушкина, «Сын» в РАМТе, «Мама» — в петербургском театре имени Ленсовета). В спектаклях по Зеллеру играли Изабель Юппер и Джонатан Прайс, пьесы ставили в 45 странах — в общем, универсальный и категорический театральный успех.

Во-вторых, Флориан мало того, что решил сам режиссировать адаптацию своего главного хита, «Отца» (в The Times эту работу называли лучшей за все десятилетие), так еще и сделал это довольно замысловато. Изначально сюжет был в духе черной комедии, но в проекции Зеллера превратился в воздушную, легкую и в то же время страшную, ибо до поры таинственную, драму. Взрослая дочь (Оливия Колман) живет с престарелым отцом (Энтони Хопкинс), человеком неглупым и незлобивым, но время берет свое, и постепенно у него в голове и перед глазами все начинает путаться. Эффекта искажения реальности Флориан достигает тем, что понемногу, по чуть-чуть двигает и видоизменяет декорации — это замечаешь на краешке зрительского восприятия, но распознать долго не можешь. Кроме того, «Отец» — очень камерное кино, похожее (что неудивительно) на спектакль, что, как ни странно, идет ему только на пользу — возникает клаустрофобное ощущение, будто протагонист — узник собственной головы. Кстати, в деле адаптации театральной пьесы помог сценарист-классик, Кристофер Хэмптон, лауреат «Оскара» за фильм «Опасные связи» Стивена Фрирза 1989 года.

Флориан Зеллер рассказал «Искусству кино» о том, зачем ему вообще все это понадобилось, как ему удалось уговорить почтенного сэра Хопкинса и как ему само участие в оскаровской гонке. Кстати, фильм «Отец» можно будет посмотреть в прокате с 15 апреля, кроме того, 11 апреля будет спецпоказ в 30 городах России, а еще в Москве — 13 апреля в «Космосе» и 14 апреля в «Пионере».

«Отец» © Русский Репортаж

О том, зачем один из успешнейших театральных драматургов решил дебютировать в кинорежиссуре

Все началось с простой мечты. Я постоянно представлял, фантазировал, как будто я уже делаю фильм по своей пьесе «Отец». Уже тогда я четко понимал, что именно этот сюжет я хочу раскрыть в киноформе. 

Хотя, когда я только сочинил эту пьесу, мне казалось, что аудитория будет не готова к такому эмоциональному путешествию. Сама пьеса мне помогла пройти какой-то свой личный путь, и те же переживания многим людям тоже созвучны. У каждого есть отец, и, наверно, им также приходилось сталкиваться с непреодолимой дилеммой, как в моей истории. Ну, вы понимаете, когда люди полностью начинают терять себя, вокруг них исчезают вещи и так далее. Так что эта картина стала для меня некой возможностью поделиться своими эмоциями и чувствами. Тем более реакция зрителей, когда они впервые увидели мою пьесу на сцене, повергла меня в настоящий шок. Люди подходили и не просто говорили «Спасибо» или «Поздравляю», а делились своими историями и опытом. Я даже не мог себе представить, что моя работа настолько отзовется в сердцах зрителей.

О деменции

Моей целью не было снять картину о самой деменции. Мне важно было поразмышлять над более сложными вопросами, которые связаны с этой болезнью, потерей памяти. Например, что происходит с любовью, когда ее постоянно испытывают на прочность, когда люди сомневаются, что есть реальность, а что — нет. Моей первейшей задачей было отправить зрителей в некий кинолабиринт. Они бы постоянно задавались вопросом о том, где там реальность, а где фикция. Грубо говоря, мне хотелось, чтобы люди не просто узнали сюжет, который рассказывают с экрана, но и прожили все это вместе с героями. А чтобы достичь этого, я старался дезориентировать зрителей. Мне кажется, у меня получилось.

«Отец» © Русский Репортаж

О том, почему кино в интерпретации Зеллера подозрительно похоже на театральную постановку

При адаптации пьесы приходится придумывать новые сцены, которые возможно было бы снять не в помещении, чтобы сделать историю более кинематографичной. В моем случае вот эти все дополнительные детали были конечно же важны, но я решил отказаться от них. Мне было важно остаться в одной квартире, одном пространстве, которое могло бы символизировать психологическое состояние главного героя. Во время написания сценария я даже нарисовал схему всей квартиры, настолько мне было это важно, понимаете. Тем более мы снимали в студии, где можно было делать что угодно. В любой момент можно было поменять размеры комнат, снести одну стену, построить другую и так далее. Я использовал все эти детали для своей истории, чтобы вызвать то самое ощущения дезориентации у зрителей. Аудитория должна была сама стать частью произведения, а не просто наблюдателями. 

Именно поэтому фильм похож на пазл: чтобы собрать одну цельную историю, богатую на смыслы, приходится пособирать все из отдельных фрагментов. Например, в самом начале мы видим квартиру Энтони. Это его пространство, и узнать это можно благодаря лежащим вокруг его личным вещам. Медленно-медленно в течение фильма на заднем фоне можно заметить маленькие изменения в пространстве, потому что вещи начинают исчезать, а мебель — двигаться. Понятно, что что-то произошло, но что именно — непонятно. Зритель начинает сомневаться, потому что пространство кажется знакомым, но одновременно с этим все изменилось. Аудитория перестает понимать, где находится. 

Так что это не просто квартира, перед нами само сознание главного героя.

«Отец» © Русский Репортаж

Об Энтони Хопкинсе, который крайне самоиронично сыграл старика с деменцией (и который больше всех нас понимает что-то о жизни и смерти)

Я изначально обратился к Энтони не за тем, чтобы он сыграл то, что уже умеет. Задача была — окунуться в что-то совершенно новое и еще неизведанное. Мне хотелось, чтобы он оказался в совершенно новом для него самого эмоциональном пространстве. Знаете, есть такое уязвимое и хрупкое для человеческого сердца место. Чтобы достичь этого, пришлось потрудиться, это было для нас настоящим испытанием. С самого начала съемок ему нужно было полностью погрузиться в историю, отбросить весь предыдущий опыт и прыгнуть в неизвестное.

Сам Энтони отнесся к фильму очень серьезно и всей душой полюбил его и отдал самого себя и даже больше во время съемок. В итоге мне удалось сделать фильм таким, каким я его и задумывал изначально. 

Еще, мне кажется, для Энтони был какой-то соблазн во всей этой истории. Ну, вы понимаете, ему надо было играть персонажа с серьезной болезнью, и в этой ситуации надо все сделать правдоподобно. Мне самому не хотелось никакой симуляции, поэтому мне важно было, чтобы он был перед камерой практически самим собой. Можно было бы даже не играть.

Кстати, еще очень важно, что имя героя тоже Энтони (а не как в изначальной пьесе), я нарочно переименовал героя Хопкинса, потому что мне хотелось, чтобы он встретился со своими страхами и самыми сокровенными эмоциями лицом к лицу, чтобы он на наших глазах пришел к осознанию, что все мы смертны. А жизнь как раз ведь об этом. И у него получилось, Энтони удалось исследовать свой внутренний мир, с которым он еще не сталкивался. 

Я считаю, что он как артист в свои годы повел себя невероятно смело, так как подверг себя такому риску и не побоялся.

«Отец» © Русский Репортаж

Об оскаровской гонке — каково автору рассказывать академикам, что его кино достойно наград

Знаете, я в первый раз оказался в подобной ситуации. До этого еще ни разу не участвовал в так называемых гонках, так что мне даже не с чем сравнивать. Впрочем, сейчас все продвижение — по интернету. 

А так — я на все смотрю с позитивной точки зрения. Не во всех странах была возможность выпустить в прокат мой фильм, поэтому мне очень приятно, что хотя бы где-то его показывают, и благодаря этой вашей оскаровской гонке я могу обсудить и поделиться своими эмоциями, объяснить мою работу. Так что весь наградный сезон — для меня большое утешение. Когда я только узнал, что мой фильм номинировали, то я, не скрою, не мог успокоиться, все радовался и радовался.

О «Сыне», что выйдет вслед за «Отцом»

О, да. На данный момент я работаю над экранизацией своей пьесы «Сын», которая также является очень личным и важным для меня произведением. 

Кстати, зато теперь я знаю, что создание фильма — это сложная кропотливая работа, при которой нельзя обойтись без воображения и мечтательности. Без мечты вообще невозможно сделать кино. Если вы не мечтатель, то это бессмысленно вообще начинать. 

И «Сын» — как раз та история, которую мне просто необходимо рассказать и поделиться с другими. Надеюсь, начну съемки уже скоро, если это вообще будет возможно в условиях пандемии.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari