Итоги 2020-го: лучшие фильмы по версии ИК, путеводитель по «Носу...», Little Big и должны ли кинотеатры умереть

Эго-идентичность посредством «ДНК»: пособие по поиску себя в фильме Майвенн

«ДНК», 2020

С 10 декабря в прокате «ДНК» — новая работа режиссерки «Моего короля» и «Полисс» Майвенн с Фанни Ардан, Луи Гаррелем и самой авторкой в главных ролях. В запутанных семейных отношениях ее новой драмы разбирается Даниил Серебрянский.

В молекуле ДНК заключена наследственная информация, как известно каждому школьнику из курса биологии за девятый класс. Но одно дело — теоретически подойти к вопросу наследственной идентичности, а другое — показать на практике, как ДНК способно влиять на судьбу человека: именно этот практический аспект и заинтересовал одну из самых необычных режиссерок и актрис современности, Майвенн Ле Беско.

Ныне постоянная фигурантка каннского конкурса, когда-то Майвенн прославилась ролью синекожей фантасмагорической Дивы Плавалагуны из «Пятого элемента». Тогда ей было 20 лет (в запасе же — с десяток актерских работ), а ее первому мужу Люку Бессону — 37 лет. С тех пор минуло два с лишним десятилетия.

Сюжет «ДНК» раздроблен на две части. В первой — Майвенн приводит нас взглянуть на последние дни жизни, а затем тягостные (в первую очередь для зрителя) похороны главы семьи — алжирца Эмира Фелла (Омар Марван), страдавшего болезнью Альцгеймера. Нам известно, что в середине прошлого века он перебрался (как и многие эмигранты того времени) из Северной Африки в один из пролетарских пригородов Парижа. Во второй части зритель наблюдает за тем, что происходит после смерти Эмира. Семейные распри возникают вокруг выбора оттенка белого для обивки гроба и во что одеть тело Эмира: в западный костюм или традиционную мусульманскую одежду. Тем временем внучка Нэж (Майвенн), одержимая исследованием своих алжирских корней, проходит ДНК-тест, чтобы определить процент этих генов и, в конце концов, получить алжирский паспорт. Предсказуемый крах семейных ценностей сопровождается ее переживаниями, глубокой депрессией и анорексией, удваивающей горе после кончины самого близкого человека.

«ДНК», 2020

Путеводная нить истории — семейный альбом, созданный Нэж, чтобы удержать ускользнувшие воспоминания ее деда и сохранить память рода для многочисленных потомков. Но альбом также является камнем преткновения для этой большой семьи, которой иррациональные импульсы стигматизации и нарциссизм мешают прийти к согласию. Зритель к этому моменту уже понимает: требуется уйма времени, чтобы разобраться в семейных интригах (но так с ними и не свыкнуться). Да и ясно, что соглашаются все только в любви к хрупкому, больному деду.

Предшественницей этой истории, вероятно, послужила предыдущая картина Майвенн — складывавшийся годами «Мой король» (2015), где она впервые не сыграла роль в собственном фильме. Тогда герои Майвенн полемизировали: «В жизни мы иногда не все замечаем. Не знаем, куда движемся, начинаем торопиться. Быстрее, быстро, быстро. Даже не оглядываемся назад, а потом падаем. Бывает, что человеку и не выбраться из ямы».

«ДНК», 2020

Важный драматический материал для режиссерки, сценарий которого написан в соавторстве с Матье Деми, вдохновлен исследованием ее собственного французско-алжирско-вьетнамского рода и ее первой поездкой в ​​Алжир. Однако очевидно, что подлинность драматургической основы никак не влияет на окончательный результат картины. Привыкнуть к невнятным и плоским персонажам так и не удается, как и к сбивающему с толку повествованию от лица всеведущего автора. При всем идейном богатстве сюжета, Майвенн, ухватившись за детали, забывается. Она местами перенасыщает драму свойственными комедии абсурдистскими шутками, гэгами и порой наивным детским смехом. Единственное утешение не только главной героини Нэж, но и зрителей — ее давний друг Франсуа (красавец Луи Гаррель). Трезвый комизм его реплик помогает снизить градус напряжения.

Пытаясь привнести к поискам собственного «я» социально-политический подтекст, Майвенн прибегает к резким контрастам. Излишки самоочевидных фактов: в постколониальные годы многие североафриканские семьи были отрезаны от своих корней​​. Или подробности об Эмире: радикальном атеисте, сражавшимся против французов во время войны, в конечном итоге смирившимся и принявшем новую родину. И в этом смысле самая сбалансированная среди картин Майвенн — «Полисс» (2011) о буднях парижского отдела по защите прав детей, номинированная на «Золотую пальмовую ветвь» и получившая Приз жюри Каннского кинофестиваля.

В молекуле ДНК заключена наследственная информация. Об этом знает каждый школьник. Вот и один из правнуков берется зачитывать на похоронах строки из песни, которую он сочинил совместно с больным дедом: «Кровь в моих венах сладка, ведь ты — часть моей ДНК».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari