Американский номер ИК: Голливуд сегодня, Нью-Йорк навсегда, «Манк» и «Гражданин Кейн»

Французский связной: история проката французского кино в России

«Мамочка и шлюха» (Жан Эсташ), 1973

Многолетний корреспондент Каннского фестиваля в России киновед Жоэль Шапрон рассказывает, как французское кино покупали, смотрели и пересматривали в царской России, в СССР и в РФ. Публикуем главу из книги «25 лет французского кино за рубежом» в переводе Аллы Беляк и Эжени Маньен.

C конца XIX века до начала Второй мировой войны

Императорская Россия познакомилась с французским кинематографом в мае 1896 года — меньше чем через пять месяцев после того, как в Париже прошел первый в мире публичный киносеанс. Публика с восторгом смотрела киноленты братьев Люмьер, а те, в свою очередь, отсняли и увезли во Францию кадры коронации Николая II, похорон Льва Толстого и других событий. Кинопоказы стали устраиваться все чаще и чаще. Вслед за братьями Люмьер Pathé, Gaumont и Éclair начали выпускать еженедельные издания на русском языке для рекламы своих кинопроизведений (в 1913 году на обложке журнала Cinéma Pathé красовался портрет Мистингетт ). У Pathé на пике ее деятельности имелось в царской России целых семь филиалов. Французские кинодеятели были в таком почете, что в 1913 году, к 300-летнему юбилею династии Романовых, царь Николай II подарил французскому директору компании братьев Пате золотой портсигар с рельефным изображением двуглавого орла. В том же году Макс Линдер, величайшая французская кинозвезда того времени, совершил триумфальное турне по России. Но вскоре разразилась война, вслед за ней — революция, и французским кинематографистам вместе со многими другими пришлось покинуть Страну Советов. Они, правда, вернулись ненадолго в 1921 году, когда Ленин провозгласил Новую экономическую политику: так, в 1921 году в Россию привезли одну французскую полнометражную кинокартину, в 1923-м — уже 40, в 1925-м — 53 (для сравнения — американских картин было закуплено 241). Но по мере роста отечественного кинопроизводства и ужесточения государственной идеологии показы французских кинолент пошли на убыль: в 1929 году их было восемь, а в 1930-м — всего одна. Именно в те годы в России показали «Колесо»/La Roue Абеля Ганса. В конце 20-х годов, уже при Сталине, режим начал закручивать гайки, и зарубежные ленты практически исчезли с экранов СССР. Французские кинокартины стали редкостью. Правда, в декабре 1931 года было заключено франко-русское соглашение об обмене кинофильмами, в рамках которого в советский прокат вышло пять кинолент. Первой стала картина Рене Клера «Под крышами Парижа»/Sous les toits de Paris, вышедшая на экраны только в 1935 году. За ней последовал кинофильм «Последний миллиардер»/Le Dernier Milliardaire того же Рене Клера, удостоенный в 1935 году премии на I Московском международном кинофестивале, затем — «Тони»/Toni и «Марсельеза»/La Marseillaise Жана Ренуара, приехавшего в Москву в 1935 году, спустя два года после визита Жан-Поля Ле Шануа.

«Колесо» (Абель Ганс), 1923

Французское кино: дефицитное и всеми любимое

Вторая мировая война свела на нет систему импорта и экспорта кинопродукции, и советские зрители вновь увидели французские кинофильмы только в 1948 году, когда власти для обеспечения репертуара кинозалов стали, во-первых, задействовать трофейные ленты, привезенные из освобожденных стран, (например «Лунную сонату»/Un grand amour de Beethoven Абеля Ганса, «Графа Монте-Кристо»/Le Comte de Monte-Cristo Робера Верне и другие) а во-вторых, приобрели несколько кинофильмов, в том числе — «Скандал в Клошмерле»/Clochemerle Пьера Шеналя. Однако по-настоящему востребованным французский кинематограф стал после смерти Сталина: уже в мае 1954 года были сделаны первые шаги по налаживанию культурного сотрудничества. Одним из таких шагов стала организованная в октябре 1955 года по инициативе Unifrance первая Неделя французского кино с участием звезд французского экрана — Даниэль Дарье, Николь Курсель и других артистов во главе с кумиром публики Жераром Филипом. Полугодом ранее в стране с оглушительным успехом прошел «Фанфан-Тюльпан»/Fanfan la Tulipe. В СССР его посмотрели 33 млн человек, поэтому зал взрывался овациями после каждого сеанса «Больших маневров»/Les Grandes Manœuvres Рене Клера (он тоже был членом делегации) и «Красного и Черного»/Le Rouge et le Noir Клода Отан-Лара. Не менее восторженный прием получили и другие ленты, например «Плата за страх»/Le Salaire de la peur Анри-Жоржа Клузо. После этого резонансного мероприятия Советский Союз приобрел десять французских кинофильмов на общую сумму 100 млн франков. А после Второй недели французского кино, состоявшейся в 1959 году, объемы закупок оказались еще более впечатляющими: 16 полнометражных и 12 короткометражных лент на сумму 250 млн франков. Фильмы «плаща и шпаги» с участием Жана Маре (в 1963 году он приезжал в Москву на кинофестиваль), комедии с Луи де Фюнесом, романтический киносериал «Анжелика»/Angélique с Мишель Мерсье, а также «Шербурские зонтики»/Les Parapluies de Cherbourg Жака Деми принесли снимавшимся в них актерам всесоюзную известность. Каждая Неделя французского кино становилась событием, публика брала штурмом кинотеатры, в которых проходили кинопоказы. В 1961 году в кинотеатре «Ударник» пришлось проводить по десять сеансов в день начиная с 7:30 утра! В период с 1955 по 1966 год на советские экраны вышло около 80 французских лент, причем некоторые из них стали настоящими блокбастерами. Например, в 1965 году «Прекрасную американку»/La Belle Américaine Робера Дери посмотрели 10 млн зрителей. Официальный визит генерала де Голля в СССР в 1966 году ознаменовался принятием совместной советско-французской декларации. Годом позже было подписано соглашение о сотрудничестве в области кинематографии и кинообмен между двумя странами обрел правовой статус. В 1967 году по рекомендации министра культуры СССР Е. Фурцевой на экраны вышел кинофильм «Мужчина и женщина»/Un homme et une femme Клода Лелуша. На кинематографическом небосклоне засияли новые звезды — Ален Делон («Смерть негодяя»/Mort d’un pourri, «Троих надо убрать»/Trois hommes à abattre), Жан-Поль Бельмондо («Великолепный»/Le Magnifique, «Животное»/L’Animal, «Профессионал»/Le Professionnel), Пьер Ришар (правда, из «Высокого блондина в черном ботинке»/Le Grand Blond avec une chaussure noire удалили откровенные сцены, отчего сюжет стал несколько бессвязным ), а чуть позже — Жерар Депардье и Фанни Ардан («Соседка»/La Femme d’à côté (стоит уточнить, что в советском прокате концовку исказили, позволив любовникам жить и здравствовать).

«Мужчина и женщина» (Клод Лелуш), 1966

С 1966 года до начала перестройки в 1986 году на советские экраны вышло около 160 французских фильмов. На рынке зарубежной кинопродукции Франция занимала второе место после Индии: ее доля в первой половине 1970-х годов колебалась в пределах 5–10%. Разумеется, тематика картин бдительно контролировалась. Предпочтение отдавалось комедиям (в советский прокат вышло девять кинофильмов Клода Зиди) и детективным фильмам, особенно тем, в которых обличалась коррупция государственных органов, например кинофильмы Андре Кайята, Ива Буассе и др. И при этом — ни одной кинокартины Клода Шаброля, лишь четыре картины Франсуа Трюффо, один-единственный фильм Клода Соте… «Буржуазному» кино путь в СССР был заказан. С конца 50-х годов в попытке разнообразить жанры приобретаемых «Совэкспортфильмом» картин Unifrance регулярно проводила Недели французского кино, где показывали произведения, не предназначенные для проката, — такие, например, как «Армия теней»/L’Armée des ombres Жан-Пьера Мельвиля, «Пусть зверь умрет»/Que la bête meure Клода Шаброля (1972), «Венсан, Франсуа, Поль и другие»/Vincent, François, Paul et les autres Клода Соте (1975) и многие другие. Последние предперестроечные годы были ознаменованы несколькими триумфами французского кинематографа. Наибольший успех из пяти десятков французских кинофильмов, выпущенных в прокат между 1983 и 1986 годами, выпал на долю «Невезучих»/La Chèvre (31 млн проданных билетов), «Черного тюльпана»/La Tulipe noire (28,9 млн), «Откройте, полиция!»/Les Ripoux (28,1 млн), «Он начинает сердиться»/La Moutarde me monte au nez (26,8 млн), «Зануды»/L’Emmerdeur (21,1 млн) и «Неукротимой Анжелики»/Indomptable Angélique (20,9 млн). Эти колоссальные по нынешним меркам цифры отчасти объясняются тем, что фильмы пересматривались по многу раз. Помимо сюжета и героев, зрителей притягивала «французская жизнь» — жилые интерьеры, парижские улицы, модные наряды и Лазурный Берег. Тем более что с экрана пресловутые «пороки капитализма» выглядели далеко не столь отталкивающими, как в версии официальной пропаганды.

Отметим при этом, что, несмотря на подписанное в 1967 году Соглашение о сотрудничестве в области кинематографии, которое, по идее, должно было дать импульс созданию совместных франко-советских кинопроектов, за период с 1959 по 1986 год таких кинокартин было снято только пять. В их числе — «Нормандия — Неман»/Normandie-Niémen Жана Древиля (1960 г.) и «Тегеран-43»/Téhéran 43 режиссеров Александра Алова и Владимира Наумова (1981) с участием Алена Делона и Клод Жад.

Перестройка и последовавший за ней экономический кризис вызвали резкий спад в киноотрасли. Кинотеатры обезлюдели, неотапливаемые кинозалы с обшарпанными экранами тщетно дожидались зрителей. Эпоха аншлагов и сказочных сборов, когда советские кинотеатры принимали ежегодно по 4 млрд зрителей и одни лишь французские кинокартины в начале 70-х годов собирали по 140 млн поклонников, осталась в далеком прошлом. Любители французского кино вынуждены были довольствоваться телевизионными трансляциями и продававшимися на каждом шагу пиратскими видео.

«Невезучие» (Франсис Вебер), 1981

Сотрудничество с СССР, впоследствии с Россией

Несмотря на сложности момента, две дружественных державы в лице UGC и Interagra с французской стороны и «Совэкспортфильма» с советской, вдохновленные переменами в политическом курсе СССР, решили создать в 1989 году совместную компанию Parimedia. Помимо взятых на себя функций по организации совместных кинопроектов, компании удалось вернуть в эксплуатацию легендарный кинотеатр «Мир». Он возобновил свою работу 3 декабря 1990 года. На праздничном премьерном показе кинофильма «Ласнер»/Lacenaire режиссера Франсиса Жиро присутствовала большая делегация французских кинематографистов и официальных лиц. В 1992 году в этом зале выступал Жан-Люк Годар. По условиям договора, советская сторона предоставляла здание в пользование французам, а те, со своей стороны, обязывались выделить 5 млн франков на его реконструкцию. Репертуаром ведали французы — их целью было познакомить советских зрителей с французским кино во всем его многообразии. Однако после развала СССР проект дал течь. Против французских администраторов «Мира» был подан судебный иск, и в 1992 году они сложили с себя руководящие полномочия. С тех пор ни одна французская кинокомпания в подобные начинания в России денег не вкладывала.

На момент распада СССР в декабре 1991 года кинематографический ландшафт напоминал собой пустыню. Из 155 тысяч кинозалов, насчитывавшихся по стране 15 годами ранее (4500 из них были кинотеатрами, остальные — кинозалами на предприятиях, в учебных организациях и местах отдыха), десятки тысяч стояли закрытыми или служили складами и магазинами. Невзирая на так и не развеявшийся юридический туман в истории с кинотеатром «Мир», французская и советская стороны создали в 1993 году совместную кинокомпанию «Мост-Медиа», у которой было подписано соглашение с Национальным центром кинематографии Франции. По условиям соглашения центр обязывался ежегодно выделять «Мост-Медиа» 800 000 франков на покупку и вывод в прокат французских кинофильмов. Так, на российские экраны вышли «Пришельцы»/Les Visiteurs, «Фанфан»/Fanfan, «Танго»/Tango, «Индеец в городе»/Un Indien dans la ville, «Королева Марго»/La Reine Margot, «Леон»/Léon и ряд других картин. В феврале 1993 года по инициативе ARP, французского Сообщества авторов сценария, режиссеров и продюсеров, в Россию приехала делегация деятелей кино, в которую вошли Жерар Депардье, Пьер Ришар, Клод Миллер, Жан-Поль Раппно, Пьер Жоливе, Рене Боннель и многие другие. После этого Unifrance выделила продвижение французского кинематографа в странах Восточной Европы в отдельное направление, назначив на эту должность специального сотрудника. Это решение совпало с возобновлением кинематографической активности в освободившихся от советского влияния государствах.

«Леон» (Люк Бессон), 1994

Французское кино в цифрах

Из-за пришедшего в негодность оборудования, перебоев с электричеством и отоплением и общего развала экономики лишь восемь коммерческих российских кинозалов могли в 1995 году претендовать на соответствие международным стандартам. СССР славился своей страстью щеголять статистикой, но после распада государства отчетность во всех отраслях экономики, включая киноиндустрию, велась из рук вон плохо. В промежутке с 1990 по 1995 год никто не знал, сколько зрителей собирает тот или иной фильм. Повсеместное видеопиратство, разрушенные каналы обмена информацией, практика покупки кинофильмов за фиксированную цену без учета объемов выручки от кассовых сборов и колебания валютного курса не оставляли правообладателям ни малейшего шанса отследить прокатную судьбу своих творений. Первые данные появились лишь к 1995 году, да и то только по Москве. В 1996 году 19 худо-бедно учтенных французских кинофильмов собрали, как уверяли двое прокатчиков, выпустивших их на экраны, 1 млн зрителей. Цифра эта, судя по всему, явно завышена. Трудно поверить, что «Три цвета»/Trois Couleurs Кшиштофа Кесьлёвского вызвали интерес у 700 000 человек, как утверждала компания «Мост-Медиа». И вряд ли в 1997 году фильм «Арлетт»/Arlette сравнялся сборами с «Пятым элементом»/Le Cinquième Élément, на премьеру которого в Москву приезжали Люк Бессон, Мила Йовович и Эрик Серра, тем более что прошел он лишь в десятке кинотеатров международного уровня. Тяжелый экономический кризис, обрушившийся на Россию в 1998 году, резко снизил импорт французских фильмов. В 1999 году их насчитывалось всего восемь, что не помешало Катрин Фро получить на Московском кинофестивале премию за главную женскую роль в фильме Паскаля Тома «Дилетантка»/La Dilettante. После выхода в прокат годом позже русско-французского фильма «Восток — Запад»/Est-Ouest Режиса Варнье, трагической эпопеи о любви француженки и русского, Франция вновь напомнила о себе киномиру: билетов на эту картину было продано больше, чем на «Жанну д'Арк»/Jeanne d’Arc Люка Бессона. В том же 2000 году посольство Франции совместно с Unifrance провели в Москве важное киномероприятие — организовали предпремьерные показы французских кинофильмов, чтобы поддержать российских прокатчиков. Со следующего же года объемы проката французских кинокартин начали стремительно расти. Если не считать «черного» 2006 года, когда на экраны вышло только 23 французских фильма, в год их выходило не менее 38, а количество проданных билетов не опускалось ниже 2,25 млн (исключение составил только 2016 год, когда оно снизилось до 1,5 млн). При этом объем проданных билетов, как видно из графика в конце раздела, не коррелировал напрямую с количеством фильмов в прокате. Так же, как и в случае с американской кинопродукцией, доля которой варьируется в зависимости от успеха того или иного блокбастера, объем проданных билетов зависел в первую очередь от наличия в репертуаре года кассовых кинофильмов вроде «Такси»/Taxi, «Перевозчика»/Le Transporteur, «Астерикса»/Astérix и других, привлекавших сотни тысяч зрителей. В 2003 году благодаря выходу в прокат «Такси-3»/Taxi 3, «Фанфан-Тюльпана»/Fanfan la Tulipe, «Перевозчика»/Le Transporteur и «Невезучих»/Tais-toi ! доля французской кинопродукции в России оказалась самой высокой в мире — 9,74%, выше, чем в Бельгии! С первой половины 2000-х годов благодаря публикациям независимых прокатчиков информации о посещаемости кинотеатров стало больше, даже если проверить ее зачастую было невозможно: власти не отслеживали количество проданных билетов, а получали лишь результаты годового оборота. Лишь в 2009 году была создана унифицированная система сбора данных непосредственно с терминалов продажи билетов, доступная каждому, благодаря электронному приложению. С этого момента в России появилась «официальная статистика», даже если установка властей на повышение доли «отечественного кинематографа» продолжает ее искажать.

«Такси 3» (Жерар Кравчик), 2003

Все больше прокатчиков, все больше новых фильмов

В 1994 году, в эпоху экономического бума, в России насчитывалось 296 прокатных организаций. Правда, половина выпускавшихся в прокат кинокартин была сосредоточена в руках 12 ведущих компаний. В середине десятилетия прокат французских кинофильмов делили между собой три компании, одной из которых была франко-русская «Мост-Медиа». В ноябре 1998 года ее легендарный директор Зинаида Шатина была награждена орденом Искусств и литературы. Однако популярность французского кино разожгла аппетиты у многих, и вскоре на смену «Мост-Медиа», прекратившей свое существование в 2000 году, пришло около десятка новых компаний. Одним из лидеров была компания «Централ Партнершип» (в 2005 году его генеральный директор получил ту же награду, что и госпожа Шатина), выпустившая с 1998 по 2018 год в прокат около 200 французских кинокартин! В течение почти десяти лет она являлась крупнейшим прокатчиком французской кинопродукции в России, но после заключения соглашения с Paramount в 2012 году и поглощения Газпромом в 2014-м ее художественные приоритеты ожидаемым образом изменились. Впрочем, «Централ Партнершип» и по сей день выпускает в прокат по нескольку французских фильмов в год, в частности кинопроекты EuropaCorp. Эклектичность отбора (компания привечает все жанры — от «Агента 117»/OSS 117 до «Фландрии»/Flandres) созвучна принципам старейшей из ныне действующих компаний — Paradise/MGN: за период с 1994 года по наши дни она познакомила российского зрителя с 90 французскими фильмами, в числе которых — «Принц жемчужного острова»/Le Prince du Pacifique и «Повернуть время вспять»/Les Temps qui changent). После выхода в 2001 году в российский прокат фильмов «Такси-2»/Taxi 2, «Братство волка»/Le Pacte des loups, «Видок»/Vidocq, «Амели»/Le Fabuleux Destin d’Amélie Poulain, «Багровые реки»/Les Rivières pourpres и «Ямакаси»/Yamakasi имидж поставщика легких комедий и захватывающих интриг, закрепившийся за французским кино в эпоху СССР, изменился, тем более что с конца 90-х годов авторитет в области остросюжетных детективов перекочевал из Франции в США. Французские кинокартины начала XXI века запомнились зрителям иными жанрами — костюмными фресками, боевиками, комедийными детективами и даже фантастикой, причем часто наибольшим успехом пользовались фильмы и проекты Люка Бессона.

Кинематографический ренессанс начала 2000-х годов был также отмечен появлением жанра, прежде мало востребованного в России: французского авторского кино. Начиная с 2000 года в репертуаре самых «продвинутых» кинотеатров появились фильмы Франсуа Озона (все 17 снятых им полнометражных кинокартин вышли в России), Патриса Шеро, Михаэля Ханеке, Доминика Молля, Седрика Кана и других авторов. Поначалу они шли редко, но постепенно их стали показывать все чаще и чаще. Те авторские фильмы, что приобретались отдельно, а не в пакете с кассовыми, закупались компаниями, появившимися кто в начале 2000-х годов, (например, «Кино без границ», выпустившая в прокат около 80 французских кинокартин), кто — после экономического кризиса 2008 года, вроде «Русского репортажа» (70 наименований). Эти прокатчики пришли на смену компании «Интерсинема», успевшей за период с 1994 по 2008 год выпустить на экраны 30 тщательно подобранных первоклассных фильмов и воспитать в российских зрителях интерес к французскому артхаусу. Подвижническая работа ее директора Раисы Фоминой позволила познакомить широкую публику с работами Франсуа Озона, Михаэля Ханеке и Ларса фон Триера. Из-за превратностей российской экономики несколько крупных компаний, таких как «Кино без границ», «Кармен фильм», P&I Films и даже «Люксор», исчезли, но им на смену пришли новые.

«Амели» (Жан-Пьер Жёне), 2001

Сегодня около 15 компаний специализируются на прокате французских фильмов, обеспечивая французскому кинематографу устойчивые позиции в России. В их числе — Capella Film (ранее CP Digital), за десять лет выпустившая на экраны около 60 фильмов — от «Телохранителя»/Maryland до «Праздничного переполоха»/Le Sens de la fête.

Есть среди авторских фильмов одна категория, которой никак не удается добиться расположения российских прокатчиков: это фильмы на социальные темы, столь популярные в советскую эпоху, когда шедевры Андре Кайята и Ива Буассе отвечали целям государственной идеологии. Так, например, в российский прокат не вышел ни один кинофильм Робера Гедигяна, Паскаля Бонитцера и Николя Филибера и только по одному фильму Пьера Жоливе («А вдруг это любовь?»/Je crois que je l’aime) и Люка Бельво («Не в моем вкусе»/Pas son genre), а также два фильма Филиппа Гарреля («Граница рассвета»/La Frontière de l’aube и «То лето страсти»/Un été brûlant).

Важно отметить, что, хоть СССР и прекратил свое существование в декабре 1991 года, прокатные права на зарубежные фильмы российских компаний продолжают распространяться на большую часть бывшей советской территории. Около 70% фильмов, закупаемых россиянами, предназначены для проката во всех странах СНГ, а также в Грузии и Украине, несмотря на то, что первая вышла из состава СНГ в 2008 году, а вторая — в 2014-м, и обе к тому же находятся в конфликтных отношениях с Россией. Вследствие этого белорусские или казахские прокатчики вынуждены ехать за французскими фильмами… в Москву. Оставшиеся 30% предназначены для проката во всех государствах бывшего СССР, иными словами, в 15 бывших союзных республиках, к которым относятся и три балтийских государства, невзирая на их членство в Евросоюзе. Ни один фильм не покупается только для России. Единственным исключением за 25 лет стал «Персональный покупатель»/Personal Shopper Оливье Ассайаса (прокатчик — Capella Film).

В общей сложности более 60 различных компаний распределили между собой 900 французских кинофильмов, поступивших в российский прокат с 1994 по 2018 год. Некоторые прокатчики выпустили на экраны лишь одну-две картины. Что же касается паритета, прописанного в условиях соглашения 1967 года, он давно утратил свою актуальность: за тот же период во Франции вышло всего 90 русских фильмов.

«То лето страсти» (Филипп Гаррель), 2011

Жанры 

Многообразие выбора кардинально изменило имидж французского кино в России. От тематической однородности, царившей во времена СССР, не осталось и следа. В кинотеатрах начали показывать фильмы неизвестных ранее жанров. За исключением полнометражных мультфильмов Уолта Диснея, которые, несмотря на антисоветские убеждения их автора, пользовались огромной популярностью в 1930-х и 1950-х годах, зарубежная мультипликация на экраны не допускалась, кроме разве что мультфильмов из дружественных соцстран. Однако именно этот жанр расцвел пышным цветом в 2000-е годы с появлением киноцикла «Астерикс»/Astérix (комикс добрался до России только в 1995 году), «Трио из Бельвиля»/Les Triplettes de Belleville, «Правдивой истории Кота в сапогах»/La Véritable Histoire du chat botté и других картин, и достиг своего апогея на рубеже 2010-х годов, когда вышел на экраны еще один киноцикл — «Артур»/Arthur Люка Бессона. За ним с большим успехом прошли еще несколько фильмов того же жанра: «Монстр в Париже»/Un monstre à Paris, «Махни крылом»/Gus petit oiseau grand voyage, «Букашки»/Minuscule, «Хранитель луны»/Mune или «Маленький принц»/Le Petit Prince. В 2014–2018 годах из пяти самых кассовых франкоязычных фильмов с мажоритарной долей французского капитала три были мультипликационными.

Приключенческие фильмы и боевики пользовались популярностью у зрителей еще во времена СССР благодаря Жерару Филипу и Жану Маре, у которых приняли эстафету Жан-Поль Бельмондо и Ален Делон. Сегодня большой успех французскому кино приносят комедийные боевики («Такси»/Taxi, «Васаби»/Wasabi) и остросюжетные боевики («Перевозчик»/Le Transporteur, «Заложница»/Taken, «Овердрайв»/Overdrive, «Люси»/Lucy, «Враг государства N1»/Mesrine), хотя их герои зачастую изъясняются на английском. Но самым узнаваемым жанром, прочно ассоциирующимся у российских зрителей с Францией еще со времен СССР, остается классическая комедия (Луи де Фюнес, Пьер Ришар, Клод Зиди, Франсис Вебер), по сей день не потерявшая своей привлекательности. Огромный успех завоевали такие комедии, как «Дидье»/Didier и «1+1»/Intouchables, «Полный привод»/Le Boulet и «Новые приключения Аладдина»/Les Nouvelles Aventures d’Aladin, «Два нуля»/Double zéro и «2+1»/Demain tout commence и другие картины. Снявшиеся в этих кинофильмах актеры — Бенуа Пульворд, Омар Си, Ален Шаба и другие — приобрели в России огромную популярность. По данным исследования «Характер восприятия французского кино», проведенного в 2014 году в 14 странах, россияне считают французское кино в первую очередь «веселым». Конечно, жанр комедии отнюдь не является гарантией успеха, и в нем можно насчитать немало неудачных кинофильмов, но тем не менее он является частью так называемого горизонта ожидания — понятия, на которое опираются социологи искусства.

Помимо комедий, неизменным успехом продолжают пользоваться костюмные мелодрамы, с давних пор покорившие российского зрителя такими шедеврами, как «Фанфан-Тюльпан»/Fanfan la Tulipe с Жераром Филипом и «Капитан»/Le Capitan с Жаном Маре, а также циклом «Анжелика»/Angélique с Мишель Мерсье и даже телесериалом «Графиня Монсоро»/La Dame de Monsoreau (он пользовался огромной популярностью в Советском Союзе в 1980-е годы). Это вполне объяснимо — французская кинопродукция в этом жанре ни в чем не уступает англосаксонской. 2000-е годы были ознаменованы выходом на экраны целой плеяды костюмных фильмов — «Братство волка»/Le Pacte des loups, «Бланш»/Blanche, «Видок»/Vidocq, «Красный отель»/L’Auberge rouge, «Империя волков»/L’Empire des loups и «Бельфегор»/Belphégor. Каждая картина привлекала в кинотеатры сотни тысяч зрителей.

«1+1» (Оливье Накаш, Эрик Толедано), 2012

Французские документальные фильмы изредка появлялись на советских экранах (в частности, произведения «близких СССР по духу» режиссеров вроде Йориса Ивенса и Фредерика Россифа). В 1980-е годы они исчезли, чтобы затем робко вернуться в 2000-х («Перелетные птицы»/Le Peuple migrateur, «Птицы 2: Путешествие на край света»/La Marche de l’empereur, «Марадона»/Maradona и ряд других). После 2010 года документальное кино набрало силу. Фильмы о природе и окружающей среде с успехом шли в кинотеатрах России («Океаны»/Océans посмотрели около 200 000 зрителей, «Землю медведей»/Terre des ours — более 100 000). Большой интерес вызвали также документальные картины иного плана, такие как «Пина, Танец страсти в 3D»/Pina и «Малыши»/Bébés, снискавшие успех у десятков тысяч человек, не в последнюю очередь — благодаря интересу к 3D-формату.

Фантастика — жанр малораспространенный во французском кино, и тем не менее французские фантастические фильмы за четверть века посмотрело более 4 млн зрителей. Правда, следует признать, что французские фильмы с миноритарным финансированием на английском языке («Параллельные миры»/Upside Down, «Сайлент Хилл»/Silent Hill, «Соломон Кейн»/Solomon Kane) шли на равных с франкоязычными фильмами с мажоритарной долей французского участия («Красавица и чудовище»/La Belle et la bête, «Чертов мобильник»/Hellphone, «Миллион лет до нашей эры 2»/Sa Majesté Minor). Зато, как и следовало ожидать, в блокбастеры выбились только англоязычные фильмы: «Парфюмер. История одного убийцы »/Le Parfum, «Ганнибал: Восхождение»/Hannibal Lecter, «Заложница 2»/Taken 2, и «13-й район: Кирпичные особняки»/Brick Mansions. Кассовый успех у каждого из них был выше, чем у «Багровых рек 2»/Les Rivières pourpres 2 — самого кассового франкоязычного триллера последних 25 лет.

Вследствие демографического кризиса 1990-х годов количество юных зрителей в последовавшее десятилетие сократилось, поэтому в 2000-х годах фильмы для семейного просмотра особым успехом не пользовались. Тем не менее некоторые прокатчики не сдались в надежде извлечь выгоду из наметившегося за последние 15 лет демографического роста. Такие фильмы, как «Одиссея»/L’Odyssée, трилогия «Белль и Себастьян»/Belle et Sébastien (вышедшая с опозданием, в 2018 году) или «Как прогулять школу с пользой»/L’École buissonnière начинают постепенно завоевывать семейную публику, до этого тяготевшую в основном к мультфильмам.

«Багровые реки 2: Ангелы апокалипсиса» (Оливье Даан), 2004

Французские фильмы: язык и финансирование 

По мнению ряда продюсеров, французский язык является препятствием для экспорта кинофильмов. Действительно, из 20 французских блокбастеров, снятых за последние 25 лет, 13 являются англоязычными. Эти цифры, при всей их объективности, все же нуждаются в корректировке. Дело в том, что восемь из этих 20 картин — фильмы, в которых французское финансирование было миноритарным. При этом, по правилам Национального центра кинематографии, они все равно считаются французскими. Кинокартины «Парфюмер. История одного убийцы »/Le Parfum, «Александр»/Alexandre и «Сайлент Хилл 2»/Silent Hill : Révélation и ряд других были сняты иностранными режиссерами и чаще всего без участия в них французских актеров. Зрителям сложно, а то и попросту невозможно отождествить такие фильмы с Францией, если, конечно, она не напоминает о себе сюжетом, как в «Мушкетерах»/Les Trois Mousquetaires Пола У. С. Андерсона. У еще пяти англоязычных фильмов доля французского финансирования мажоритарная. Три из них были сняты Люком Бессоном: «Люси»/Lucy (самый кассовый французский фильм, побивший рекорды во всех категориях), «Валериан и город тысячи планет»/Valérian et la Cité des mille planètes и «Малавита»/Malavita). Что касается семи франкоязычных фильмов (шесть с мажоритарным финансированием Франции и один с миноритарным — мультфильм «Балерина»/Ballerina), то три были спродюсированы Люком Бессоном, два являются экранизациями комиксов «Астерикс»/Astérix, и еще два — мультипликационными фильмами.

Таким образом, если брать в расчет только фильмы с мажоритарным французским финансированием, то окажется, что французский и английский языки в этих 20 блокбастерах представлены поровну. Было бы несправедливым умолчать о том, что 13 фильмов из 20 были сняты или спродюсированы Люком Бессоном.

Если мы посмотрим на франкоязычные фильмы, то увидим, что к девяти из них приложил руку все тот же Люк Бессон — будь то в качестве продюсера («Такси»/Taxi 2, 3, 4 и 5, «22 пули: Бессмертный»/L’Immortel, «Фанфан-Тюльпан»/Fanfan la Tulipe и «Мишель Вайян»/Michel Vaillant) или режиссера («Артур и минипуты»/Arthur et les Minimoys, «Артур и месть Урдалака»/Arthur et la vengeance de Maltazard). Категорию дополняют четыре анимационных фильма и три «Астерикса»/Astérix.

Сравнительный анализ кинопроектов с мажоритарной и миноритарной долей французского финансирования рискует получить неверную трактовку, если не учитывать, что на протяжении последних 20 лет около 42% французских кинофильмов создавались совместно с одной или несколькими зарубежными странами. Не в последнюю очередь это было обусловлено высоким интересом к французскому кинематографу, не говоря уже о схемах финансирования французской киноотрасли. При этом ясно одно — на сегодняшний день в России самым известным французским режиссером является Люк Бессон, даже если его имя, практически ставшее брендом, утратило часть ореола, окружавшего его в 2000-е годы.

«Валериан и город тысячи планет» (Люк Бессон), 2017

Современное французское кино в России: новые имена

По количеству выпущенных в прокат картин Франсуа Озон обгоняет Люка Бессона и Патриса Леконта — у них в России вышло на экраны 17, 12 и 11 кинофильмов соответственно. У актеров пальму первенства держит Жерар Депардье, намного опережая Жана Рено и Венсана Касселя: 39 кинокартин с участием первого, 23 и 22 — с участием двух других. Среди актрис самыми популярными являются Катрин Денёв (21 кинокартина) и Одри Тоту (19), а также Изабель Юппер и Жюльет Бинош (по 18 фильмов каждая). Однако эти цифры оставляют в стороне таких актеров, как Луи Гаррель, Мелани Лоран, Ева Грин или Леа Сейду, завоевавших огромную известность благодаря международной кинокарьере.

В целом проведенное в 2014 году исследование убедительно доказало, что в России главным критерием при выборе фильма является участие в нем любимых актеров и актрис — в гораздо большей степени, чем в остальных обследованных странах.


Российские фестивали и фестивали Unifrance

Московский международный кинофестиваль, наследие советской эпохи, проходивший поначалу раз в два года, попеременно с кинофестивалем в Карловых Варах, а с 1999 года — ежегодно, всегда был щедр на фильмы французского производства. Однако со временем его воздействие на выход фильмов в прокат сошло на нет — так же, как у фестивалей в Ханты-Мансийске и Владивостоке. Вот почему, стремясь помочь российским прокатчикам, посольство Франции и Unifrance запустили в 2000 году событийный проект — визит в Россию значимых деятелей культуры. В 2005 году, когда по всей стране начали открываться новые кинотеатры и спрос на кинопродукцию в регионах стал выше, чем в столичных городах (в первые годы перестройки он был сконцентрирован в Москве и Санкт-Петербурге), было решено варьировать площадки, так что с 2005 по 2015 год делегация побывала в восьми крупных областных центрах и столицах автономий — Новосибирске, Калининграде, Нижнем Новгороде, Хабаровске, Казани, Владивостоке, Екатеринбурге и Ростове-на-Дону. Четыре последних года мероприятие проходило в Москве. Благодаря этим 16 фестивалям французское кино укрепило свое влияние на всей территории России, завоевало популярность у нового поколения кинозрителей и позволило 120 деятелям искусства Франции вплотную познакомиться с Россией.

«Капитуляция» (Ален Кавалье), 1968

Французское кино в России — сегодня

Сотрудничество России в области кинематографа с другими странами, в том числе с Францией, на протяжении последних 20 лет то оживало, то затухало, повинуясь капризам ее противоречивой культурной политики. В 2002 году Давид Кесслер, директор Национального центра кинематографии Франции, приехал в Москву для подписания приложения к Соглашению о сотрудничестве от 1967 года. В 2007 году российские продюсеры, в свою очередь, были приглашены во Францию на Франко-немецкие встречи в Версале. Поначалу Россия охотно участвовала в проектах совместного производства (особенно когда шла речь о французском финансировании российских фильмов), а в 2011 году даже присоединилась после многолетних колебаний к программе европейской поддержки Eurimages. Но с середины 2010-х годов в стране наметились тенденции к изоляционизму: не успев толком заработать, закрылись киноакадемии — франко-российская, германо-российская и итало-российская. За 2001–2018 годы НЦК признал французскими всего 27 кинокартин, к производству которых была причастна Россия: девять фильмов с миноритарным участием российской стороны (что составило 0,91 % от 983 совместных кинопроектов Франции с мажоритарным французским финансированием), 15 фильмов с мажоритарным российским финансированием и три фильма, произведенных третьими странами с миноритарным участием Франции и России.

Если сотрудничество на стадии кинопроизводства остается крайне нерегулярным, то прокат французских кинофильмов последние десять лет непрерывно набирает обороты. Россия регулярно оказывается в десятке лидеров по закупкам французской кинопродукции. В стране насчитывается 5500 рабочих кинозалов, разбросанных по всей огромной территории, и копии тысячами кочуют по большим и малым городам. Конечно, несколько пережитых Россией экономических кризисов снизили закупочные цены на французские кинофильмы (хотя стоимость некоторых до сих пор может достигать €500 000). Верно и то, что кино больше не будоражит миллионы зрителей, как во времена СССР. Но дело не только в цифрах. Сегодняшнее преимущество французского кинематографа заключается в огромном разнообразии предлагаемых жанров (в среднем начиная с 2010 года — 53 новых кинофильма в год) и в популярности, которую сумели завоевать вслед за звездами предыдущих поколений новые поколения актеров и актрис. Так что, если власти страны не решат по политическим причинам замкнуть российский кинобизнес на отечественной продукции, французские фильмы будут еще долго пользоваться заслуженным успехом в прокате. Ведь французское кино и сегодня стоит в России на втором месте по популярности — уступая на этот раз не индийскому, а американскому кинематографу.


Перевод с французского Аллы Беляк и Эжени Маньен. Оригинал опубликован в книге: "25 ans de cinéma français à l'étranger", sous la direction de Gilles Renouard. Éditions Hémisphères. Paris, 2020.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari