Кинопиратство, (само)изоляция стран и мем как способ определения «своих» и «чужих»

Хозяйка Медной горы и наряды: отрывок из книги «Ольга Кручинина. Костюмы к известным фильмам»

Тамара Макарова (исполнительница роли Хозяйки) на примерке костюма по эскизу с ящерицами. Архив семьи художницы.

В июне 2022 года исполняется 105 лет со дня рождения Ольги Кручининой — выдающегося отечественного художника по костюмам, которая работала над фильмами Эльдара Рязанова («Ирония судьбы», «Гусарская баллада», «Зигзаг удачи»), Георгия Данелии («Мимино»), Сергея Бондарчука, Владимира Басова и многими другими. К юбилею мастера исследовательницы Дина Харькова и Ирина Жигмунд подготовили сборник «Ольга Кручинина. Костюмы к известным фильмам», в основу которого легли мемуары героини книги, эскизы и фотографии созданных ею костюмов и т. д. «Искусство кино» публикует отрывок из книги, посвященный работе над фильмом Александра Птушко «Каменный цветок». Презентация альбома «Ольга Кручинина. Костюмы к известным фильмам» пройдет 14 мая в 18:00 в московском кинотеатре «Иллюзион».

Художник по костюмам Ольга Кручинина имеет уникальную фильмографию, включающую в себя первый советский цветной фильм, снятый на многослойной цветной пленке, «Каменный цветок» (1946 г.); один из первых стереоскопических отечественных фильмов «Под голубым куполом» (1948 г.); первый советский широкоэкранный художественный фильм «Илья Муромец» (1956 г.)

Быть первопроходцем, безусловно, очень ответственно. Приступая к съемкам фильма «Каменный цветок», режиссер Александр Птушко, художники фильма Михаил Богданов, Геннадий Мясников и художник по костюмам Ольга Кручинина понимали, какая на них возложена ответственность за цветовое решение картины.

«Появление цветной кинематографии сопровождалось гипертрофией цвета в фильмах, — писал А. Птушко. — Первые шаги цветного кино ознаменовались явным пресыщением, которое зритель испытывал от изобилия кричащего цвета. Он уходил из зала оглушенный. Порой казалось, что зрителей с экрана осыпают вихрем цветного конфетти.

Ольга Кручинина (справа) и Тамара Макарова (исполнительница роли Хозяйки) на примерке костюма по эскизу «хрустальная ваза». Архив семьи художницы.

Советская кинематография уже в самом начале своего обращения к цвету увидела в нем не техническое средство восприятия натуры, а средство ее художественного выражения. Из этого же исходили и мы при постановке фильма «Каменный цветок». Казалось бы, его сказочная фактура толкала художника на путь самого буйного цветовоспроизведения. Мы сознавали эту опасность и постарались преодолеть ее, подчинив использование цвета строгим художественным задачам, черпая материал для их решения в творчестве наших знаменитых мастеров — передвижников. Мы тщательно изучали приемы их живописи, старались найти в кино адекватное выражение эстетической сущности лучших передвижнических полотен. Все это делалось в интересах усиления выразительности фантастической стороны образов фильма, литературной основой которой являлся уральский сказ».

В связи с этим фильм был условно разделен на три основные цветовые темы. Первая (начало фильма) опиралась на картины передвижников и русскую историческую живопись. Поэтому в кадре, в декорациях и костюмах преобладают густые коричневые оттенки с вкраплениями холодного цвета. Важную роль в живописности кадра играет освещение, образующее «караваджовскую» светотень.

Вторая живописная тема (в центральной части фильма) была заимствована у художников Бориса Кустодиева, Филиппа Малявина, Андрея Рябушкина и других. В костюмах появляется много красного цвета, который в сочетании с белыми рубахами и бусами создает у зрителя праздничное, приподнятое настроение.

«Каменный цветок», 1946

Для третьей части фильма, в которой показано подземное царство Хозяйки Медной горы, художники создали мистическо-серебристую атмосферу, которую эффектно подчеркивали кристаллы различных пород хрусталя и глыбы малахита. Для этого художники фильма изучали коллекции минералогического музея при Академии наук СССР и ездили на Урал.

«Кручининой одной из первых пришлось осваивать специфику в цветном кино, — пишет искусствовед Галина Галаджева в своей книге «Художники советского художественного кино». — Здесь все было ново. Нужно было создать центральный сказочный образ, который привлекал и отталкивал одновременно. Разработать цветовую палитру «неземных» соотношений цветов и найти ткани, способные принять в себя эти краски. Партитура цвета строилась художницей на оттенках перламутрово-серых, серебристо-зеленых, розово-дымчатых красок».

Создавая образы Данилы-мастера и Катеньки, Кручинина не пошла по пути этнографической аутентичности, сознательно сделав их стилизованными под народный костюм. Контрастом к ним стал запоминающийся образ Хозяйки Медной горы. Художница стремилась через него передать гордость, властность и холодную отстраненность владычицы подземных сокровищ.

Ольга Кручинина вспоминала:

«Для Хозяйки Медной горы я делала разные костюмы, в зависимости от фактуры пещеры. Когда она входила в медную пещеру — костюм «медный», в малахитовую — на ней блестящее платье малахитово-золотого цвета, в котором Хозяйка напоминает ящерицу. В хрустальном гроте костюм у нее был прозрачный, напоминающий хрустальную вазу».
Слева: эскиз костюма «Хрустальная ваза» для Хозяйки Медной горы к фильму «Каменный цветок», (1946, режиссер Александр Птушко). Архив киностудии «Мосфильм». Справа: эскиз костюма с «ящерками» для Хозяйки Медной горы к фильму «Каменный цветок», (1946, режиссер Александр Птушко). Архив РГБИ.

С этим костюмом связана курьезная история: «Он состоял из облегающего тело чехла, сшитого по косой, и широкого гофрированного прозрачного верхнего платья из зеленовато-голубого шелкового окрашенного тюля. В подол верхнего платья был вставлен обруч, чтобы оно не прилегало. Когда я сделала этот костюм Хозяйки Медной горы, оказалось, что актрисе в нем и сесть нельзя, и ходить трудно. И вот иду я как-то по коридору студии, а Тамару Макарову стоя везут на тележке, а сзади бежит на цепочке ее собачка. В павильоне для актрисы сделали маленькую табуреточку и, когда она уставала, подставляли ее под верхнее платье, чтобы она хоть ненадолго могла присесть».

Создавать костюмы на киностудии «Баррандов», куда отправили съемочную группу фильма, было непросто — их мастерские работали по театральному принципу и не были приспособлены для изготовления костюмов кино. Поэтому совсем еще юной Ольге Кручининой, окончившей Московский текстильный институт в первый год войны, пришлось обучать мастеров, добиваться от них точного выполнения костюма по эскизу.

В итоге картина, не без заслуги художника по костюмам, получила первую премию на Международном фестивале 1946 года в Каннах за лучший цвет. Птушко писал:

«Это произошло потому, что мы тщательно изучили накопленный мировой кинематографией опыт и постарались освоить его критически, ... подчинив цвет в фильме определенной колористической гамме».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari