Швед, который расхотел жить. «Вторая жизнь Уве», режиссер Ханнес Хольм

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На экраны выходит фильм, ставший у себя на родине одним из самых кассовых в истории страны и поставленный по чрезвычайно популярному роману. В России картину представил режиссер Ханнес Хольм, приезжавший в июне на премьеру в рамках фестиваля «Новое кино Швеции». О шведском национальном кинохите – Нина Цыркун.


Несколько лет назад, когда у нас зашел разговор об Ингмаре Бергмане, главный редактор шведского киножурнала «Чаплин» сказала с нескрываемым неудовольствием: «Бергман слишком велик для такой маленькой страны, как Швеция». С тех пор я не раз задумывалась о том, что значит быть слишком великим для своей страны, и в разные моменты сама же по-разному отвечала на этот вопрос. Теперь еще один ответ подсказал мне фильм Ханнеса Хольма «Вторая жизнь Уве». Уве (Рольф Лассгорд) – большой человек в буквальном смысле слова – высокий, крупный мужчина. Кажется, что он выламывается из уютного, но тесного пространства округа Вестра Гёталанд. Возможно, потому он относится к своему двору и улочкам квартала, как к собственному дому: подбирает окурки, ворчит на тех, кто плохо закрывает калитку или неправильно паркуется, то и дело приговаривая: «Идиоты!». За это соседи его недолюбливают. Уве тоже не испытывает к ним особой приязни, даже с лучшим когда-то другом рассорился навсегда. И после смерти жены остался совсем один.

Традиционно считается, что национальные черты шведов, кроме прочих – холодная замкнутость, недоверие к чужакам и верность тем, кто сочтен достойным доверия. Фильм Хольма как раз про это. Оставшись без любимой жены и детей, лишившись работы, которой был по-настоящему предан 43 года, Уве решил, что дальше жить незачем и лучше покончить самоубийством. Но каждую его попытку срывает какая-нибудь непредвиденная случайность, превращая трагический момент в комический, с последующим флэшбэком, открывающим Уве с новой стороны и делающим неприветливого ворчуна все более симпатичным (Уве в молодости играет Филип Берг, в детстве – Виктор Баагое).

AManCalledOve 2«Вторая жизнь Уве»

За рубежом этот жанр называют драмеди, у нас – грустной комедией. Не будь фильм экранизацией популярного в Швеции романа Фредрика Бакмана, авторов сценария можно было бы заподозрить в излишней близости сюжета фильму их соотечественника Лассе Халльстрёма «Пряности и страсти» – тоже, кстати, экранизации романа, только другого автора, Ричарда Мораиса. Писатель канадско-американского происхождения, родившийся в Португалии, то есть человек мира, космополит, Мораис в своей книге поместил действие во французскую деревушку, куда приезжает семья иммигрантов из Индии. В соседний с Уве дом вселяется земляк-швед Патрик (Тобиас Алмборг) с женой-иранкой Парваной (Бахар Парс), между прочим, прекрасно говорящей по-шведски и, несмотря на поздний срок беременности, очень активной. События развиваются по той же предсказуемой траектории: беспокойные, надоедающие своим ненужным радушием посланцы Востока невольно вступают в конфронтацию со сдержанными, ненавидящими вмешательство в их личное пространство аборигенами Запада. Ситуация накаляется, пока теплая сердечность не растопит нордический лед, обнаружив под его защитной коркой действенную страстность.

Уве – это идеальный шведский характер со всеми его плюсами и минусами. Не менее идеальными предстают во флэшбэках и отец главного героя (Стефан Гёдике), честный и трудолюбивый, и его стоическая мать Соня (Ида Энгволл), которых, увы, уже нет. Соотечественники, окружающие Уве cегодня, подрастеряли в его глазах национальный этический капитал: полиняли образцовая шведская аккуратность и сдержанность, размываются рациональность и трудолюбие. Достаточно взглянуть на ближайшего соседа, недотепу и неумеху Патрика. Восполнить дефицит исконной шведскости, кажется, способна этнически чуждая Парваны с ее чересчур общительными детишками, а симметричная композиция фильма, отсылающая Уве к его прошлому и сталкивающая с современностью, выводит протагониста на встречу с самим собой, выявляя качества, о которых он раньше и не подозревал.

AManCalledOve 3«Вторая жизнь Уве»

История Уве – часть метасюжета, становящегося в эпоху великого переселения народов актуальной темой западной культуры. В либеральной интерпретации Ханнеса Хольма, Лассе Халльстрёма или Тома Тыквера («Голограмма для короля») она представлена как метафора ослабевшего, утратившего волю к жизни Запада, падающего в теплые объятья Востока, полного кипящей энергии. Обе стороны преодолевают взаимное недоверие и предвзятость к общему благу, но оценить финал – счастливый он или наоборот предстоит все-таки зрителю.

 Голоса Евразии. О постколониальной рефлексии в отечественном театре

№5/6, май-июнь

Голоса Евразии. О постколониальной рефлексии в отечественном театре

Алена Карась

Когда мне заказали статью о болевых точках нынешнего российского театра, я подумала, что мне вовсе не интересно писать о столичных историях. Разумеется, в новейшем российском театре есть поиски языка и поражающая скорость набора высоты у многих молодых режиссеров; есть бесстрашие интеллектуального, аскетичного театра Дмитрия Волкострелова; есть поиски аффектов и жестов, выражающих телесную и психическую культуру 30-х годов в театре Максима Диденко… и все-таки то, что происходит в последние два сезона в нестоличных театрах, видится мне беспрецедентным. Речь идет о постколониальной рефлексии.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

Сайт «Искусства кино» подвергся хакерскому взлому

01.09.2013

В ночь с 31 августа на 1 сентября сайт kinoart.ru был взломан. В результате взлома сайт был заражен вирусом, а публикации последних двух месяцев уничтожены. Расследование показывает, что действовал, скорее всего, не бот, а квалифицированный хакер. Уровень нападения, по утверждениям службы техподдержки, также превосходит среднестатистические вирусные атаки. В связи со случившимся редакция ИК подготовила следующее заявление.