Итоги года в российском и мировом кино, сценарий Федорченко и рассказ Сальникова: новый номер журнала «Искусство кино»

«Аквамен»: Я водяной, никто не водится со мной

Кадр из фильма «Аквамен» © Каро Премьер

Во всех водонепроницаемых кинотеатрах страны с 13 декабря — «Аквамен», новый и по смыслу, и по форме фильм киновселенной DC. Доктор искусствоведения Нина Цыркун — о новой кинокомиксной инаковости и подозрительном сходстве фильма с марвеловской «Черной пантерой».

Компания DC, отказавшись от визуальной и сюжетно-содержательной дерзости, продолжает обживаться на давно освоенной брендом Marvel территории неоклассического Голливуда, рискуя потерять преданных фанатов, чтобы рекрутировать новых из более обширного сегмента аудитории. Но ни кроссоверы «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости», ни «Лига справедливости», мягко говоря, не устроили ни тех, ни других, да и в сольниках не все пошло гладко — DC круто обломалась с «Человеком из стали». Пока удачней всего в розничной подаче получилась «Чудо-женщина». Теперь в игру вступил «Аквамен» Джеймса Вана.

Прежде всего бросается в глаза, как прочно утвердилась здесь оптимистичная тональность, отличающая новое время фильмов DC от эпохи «Темного рыцаря» с его экзистенциальной мрачностью. Вираж стратегически оправдан: это в благополучные времена можно позволить себе погружаться в негу депрессивного мазохизма; когда реально припекает, искусство шлет на сцену веселых затейников, преисполненных жизнеутверждающего пафоса.

Упомянутый великий отказ, надо сказать, не означает упрощенчества. Тут, скорее, стоит говорить о переформатировании. Джеймс Ван заявил свое мастерство модернизации на примере классических жанров, отличившись двумя «Заклятиями» и «Астралами». Теперь он обнаружил вкус к изображению существования на границе двух миров. Приложив руку к сценарию «Аквамена», Ван передал главному герою личностные ощущения азиатского парня, рожденного в Малайзии, воспитанного в Австралии и работающего в Америке. Он, таким образом, органично вошел в тандем с полиэтничным исполнителем заглавной роли Джейсоном Момоа.

Кадр из фильма «Аквамен» © Каро Премьер

Аквамен — неприкаянный обитатель мира земного и мира подводного, он неуютно чувствует себя и там, и тут. Ван замахнулся на исходную составляющую супергероя — двойную идентичность. Классический вариант — это обыкновенный человек в обычной жизни и обладатель сверхспособностей в роли спасителя мира. Здесь же все сразу знают, что Артур Карри — это и есть Аквамен, чего он и сам не скрывает. Тут двойственность в другом. Его презрительно называют «полукровкой», «бастардом» чистопородные атланты с арийской внешностью, прежде всего единоутробный брат Орм (Патрик Уилсон), тоже сын царицы Атланны (Николь Кидман), но его отец — не смотритель маяка, а царь Атлантиды. Мегасюжет фильма — осознание Акваменом, что сомнительное происхождение, точнее, его инаковость не мешает ему занять место героя.

Чтобы зритель не упустил суть, ему не раз об этом напоминают. Может, и не напрасно, потому что фильм щедро перегружен побочными линиями, мотивами, деталями, мелкими зарисовками: есть глупые, вроде атланта, сующего голову в унитаз, чтобы освежиться, а есть симпатичные — осьминог на ударных. Не говоря уж об обилии второстепенных персонажей, которых играют, ни много ни мало, Уиллем Дефо (воспитатель Артура), Дольф Лундгрен (царь Нереус) и Темуэра Моррисон (папа Аквамена).

Помимо обязательного набора победоносных схваток с врагами, кульминирующих в дуэли на огненном ринге с Ормом, в помощь Аквамену прилагается репертуар сколков мировой мифологии, вводящий его в безразмерный культурный контекст. Здесь и данное ему при рождении имя Артур, без ложной скромности подталкивающее к пониманию всей истории как парафраза древней легенды, перенесенной в подводный мир. И занимающая почти весь фильм одиссея — стандартная арка героя, напоминающая экскурсию по аквапарку развлечений в сопровождении сексапильного гида, рыжеволосой принцессы Меры (Эмбер Хёрд), дочери Нереуса и невесты Орма. И сама легенда об ушедшей под воду Атлантиде, которая, оказывается, тысячелетиями жила и процветала. А еще — библейская история борьбы (Иакова и его братьев) за первородство (здесь же можно вспомнить Тора и Локи).

Кадр из фильма «Аквамен» © Каро Премьер

Ко всему прочему задействуется спилбергианский по форме и фрейдо-юнгианский по содержанию безотказно действующий архетип обиженного ребенка: Артур в детстве был мишенью буллинга, пока не обнаружил в себе суперспособностей. А мелодраматичная окольцовка фильма рождает в памяти сюжеты индийского кино или бразильских телесериалов. Словом, много чего здесь можно увидеть. Что же касается износившихся образов классических супергероев, которые в последние годы компенсировались яркостью антагонистов-злодеев, то здесь они скорее заявлены, чем реально изощряются в злоумышлениях. Разве что промышляющий пиратством Черный Манта (Яхья Абдул-Матин II) колористически контрастирует со своим нанимателем, бледнолицым блондином Ормом, который собирается завоевать сушу, потому что там живут люди, замусоривающие океан. У обоих личные счеты к Аквамену: Черный Манта обуян жаждой мести за папу-пирата, погубленного супергероем, Орм стремится избавиться от претендента на трон атлантов. И, конечно, оба хорошо дерутся.

Постановщик «Форсажа 7» Джеймс Ван уверенно держит бодрый ритм, камера Дона Бёрджесса эффектно облетает схватившихся в смертельных объятьях соперников и с разных ракурсов показывает разного масштаба батальные сцены, занимающие львиную долю экранного времени. Понятно, что не все эпизоды в подводном мире можно было снять в водной среде, но съемки на фоне зеленого экрана убедительно имитируют подводные: волосы и одежда подвешенных на невидимых тросах героев развеваются, будто по воле волн (правда, лица остаются гладкими, словно отражающимися в зеркале гримерной). В итоге зритель уходит из зала, нескучно проведя почти два с половиной часа и уяснив необходимость толерантно относиться к детям разных народов и соблюдать экологическую гигиену.

Если освободить «Аквамена» от избыточного кэмпового антуража, оголить до уровня фабулы, то он подозрительно напомнит «Черную пантеру»: та же история про наследника трона некой не попавшей на глобус страны. И тут обнаружится их главное отличие. В кинокомиксе Marvel речь шла о личности, переживающей драму самоосуществления и бремя ответственности. А в расширенной вселенной DC мы видим набор иллюстраций к приключениям эффектно одетого (в чешуе, как жар горя), брутально-харизматичного, зататуированного молодого человека, достаточно взрослого, но очень скучающего по маме.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari