«Дух огня» 2014. Дело рук утопающих

  • Блоги
  • Евгений Майзель

Продолжаем обзор конкурсной программы 12-го «Духа Огня» рассказом о трех картинах, посвященных «маленькому человеку» и обществу, в котором тот живет. О «11.6» Филиппа Годо, «Хамелеоне» Руфата Гасанова и Эльвина Адыгозела и «Йозгат-Блюз» Махмута Фазыла Джошкуна – Евгений Майзель.


Особой категории драм, балансирующих между социальным и экзистенциальным регистрами, принадлежит французская картина «11. 6» режиссера Филиппа Годо (более известного в качестве продюсера) о инкассаторе Тони (Франсуа Клюзе), укравшем несколько миллионов евро (точная сумма без нулей указана в заглавии).

spirit-2014-3-11-6-2
«11.6»

Экранизацию романа Алис Жеро «Тони 11.6. История одного охранника», основанную, в свою очередь, на громком происшествии, случившемся в ноябре 2009 года, вероятно, интереснее было бы смотреть тем зрителям, кто ничего об этом происшествии не знает – в этом случае и развитие фабулы, и мотивы главного героя будут оставаться неясными до финальных титров – а, может быть, и после них. Сюжет, ласкающий воображение бескровностью и относительной безнаказанностью совершенного преступления (а также не до конца раскрытой интригой – как-никак, местонахождение двух с половиной миллионов евро неизвестно до сих пор), настолько взбудоражил в свое время французов и жителей прилегающих деревень, что его немногословный протагонист даже превратился на какое-то время в кумира среднего класса и героя местной поп-культуры. Крепкую, хоть и пресноватую историю о маленьком (в том числе буквально – невысоком) человеке, нелюдимом любителе суперкаров и заботливом сыне, годами сносившем ущемления начальства, выносит в открытый океан настоящей драмы лишь в самые последние минуты фильма – когда становится ясно, что никакого особого секрета в нем нет.

spirit-2014-3-11-6-1
«11.6»

Если картина Филиппа Годо принадлежит добротному мейнстриму, то две другие ленты этого обзора – фестивальные питомцы, рассчитанные на соответствующую публику.

Особенно это касается 74-минутного «Хамелеона» (Buqälämun) – изящного представителя артхауса, картины не просто молчаливой и статичной, но целиком выстроенной на тонких умолчаниях и требующей от зрителя особой чуткости и терпения, на мой взгляд, – вознаграждаемых. «Хамелеон» рассказывает о двух почти незнакомых между собой людях, один из которых (Ниджат – Фарид Бахрамов) продает дом, а другой (Али – Эмин Сейфулла) его покупает. Несколько дней из жизни каждого составляют полноценный портрет страны, застывшей в безвременье, и полуфеодального общества, словно погрузившегося в спячку.

spirit-2014-3-Chameleon-1
«Хамелеон»

Возможно, это самая яркая картина, снятая о современном Азербайджане, – точно так же, как в свое время «Шультес» Бакура Бакурадзе оказался главным – и беспощаднейшим – свидетельством о Москве середины нулевых. Помимо редкого сочетания исследовательской деликатности и диагностической точности, эти картины объединяет философское осмысление реальности. Бакур Бакурадзе запечатлел в своем контуженном протагонисте сущность времени, страдающего беспамятством, социальным отчуждением и стертостью черт, а режиссеры Руфат Гасанов и Эльвин Адыгозел уже в названии своей картины намекают на то, что их два совершенно различных главных героя представляют собой в каком-то смысле одного и того же человека. Этот современный азербайджанец, с одной стороны, стремится избавиться от последнего, что связывает его с ненужной и  тягостной родиной, а с другой стороны – и в то же самое время – пытается рассеянно разглядеть какие-нибудь знакомые, родные черты в чужом семейном альбоме.

spirit-2014-3-Chameleon-2
«Хамелеон»

«Йозгат-блюз» (Yozgat Blues) турецкого режиссера Махмута Фазыла Джошкуна (вторая его картина, снятая после ряда коротких метров и успешного полнометражного игрового дебюта «Неправильные четки») занимает стилистически среднее, промежуточное место между «11.6» и «Хамелеоном»: он почти так же событиен, как первый, и гораздо более прозрачен, чем второй. Лиричная, находящаяся на грани мелодраматизма (но не пересекающая эту грань) история рассказывает о музыкальном дуэте, выступающем по ресторанам и торговым центрам с джодассеновским хитом L'Été Indien под сопровождение старенького аналогового синтезатора.

spirit-2014-3-yozgat-1
«Йозгат-блюз»

55-летний джентльмен в парике Явуз (Эрджан Кесал) и 32-летняя полноватая простушка Неше (Тансу Бичер) – люди разных поколений и бэкграунда, объединенные одним общим обстоятельством, которое оба не осознают: их время ушло и в ближайшие годы, скорее всего, не вернется. Поскольку «Стамбул уже не тот», Явуз решает перебраться в провинциальный город Йозгат, в котором, по мнению певца, не перевелись еще ценители подлинного искусства. Неурядицы героев, а также их тактические коллаборации и стратегические союзы с другими местными лузерами и образуют воздушную ткань этой нежной меланхоличной картины, полной мягкого юмора и трогательного авторского беспокойства за своих беззащитных и постепенно вымирающих персонажей.

Читайте также:

Квадратура круга. Канн-2017: главные тенденции

№4, апрель

Квадратура круга. Канн-2017: главные тенденции

Антон Долин, Евгений Гусятинский

АНТОН ДОЛИН. Это первая каннская беседа, которую мы проводим без Даниила Дондурея. Меня всегда восхищало в нем то, что уже во время фестиваля он умудрялся видеть – иногда, может, воображаемую – каннскую драматургию. Она часто была спонтанной. Это не всегда была драматургия, которую выстроила, условно говоря, программная дирекция фестиваля.

Колонка главного редактора

Трудная жизнь без цензуры

11.02.2012

Я восемнадцать лет являюсь главным редактором журнала, и не было ни одного текста, по поводу которого у меня  возникало бы сомнение: а можно ли это опубликовать? Не  будет ли опасности для «Искусство кино», для меня, для нашего министерства, спонсоров? Не было ощущения несвободы. Итак: цензура. Куда она подевалась?

Новости

«На Страстном» вручили премию «СЛОВО»

15.04.2015

Вчера, 14 апреля в Театральном центре "На Страстном" состоялась Вторая церемония вручения сценарной премии "СЛОВО". Награда вручена в пяти номинациях.