Ейск-2015. О доблестях, о подвигах, о славе

  • Блоги
  • Евгений Майзель

На третьем ежегодном фестивале российского кино «Провинциальная Россия» победил самый необычный номинант – независимый, академический, безбюджетный – фильм литератора Игоря Вишневецкого (совместно с композитором Эли Тамаром) «Ленинград». Пытается осмыслить это экстраординарное событие, попутно комментируя и другие решения жюри, Евгений Майзель.


provincialnaya russia 2015 fest logo sКонкурс этого года программный директор Александра Жукова составила из девяти полнометражных игровых фильмов. Среди них оказались и весьма нашумевшие картины, и темные лошадки – дебюты. Впрочем, некоторые дебюты уже успели превратиться в настоящие фестивальные хиты, как, например, «Класс коррекции», собравший к началу фестиваля в Ейске более сорока наград по всему миру и давно выложенный в сеть. Или – тоже успешный, хоть и не в таком планетарном масштабе – камерный артхаус «Братья Ч» маститого театрального режиссера, но кинорежиссера-дебютанта Михаила Угарова. Были и «дебюты-дебюты» – неприхотливая телевизионная комедия, волшебная кино-сказка «Аленка из Почитанки» Сергея Русакова или ее полная противоположность – фильм-триумфатор, о котором еще будет сказано ниже.

Изучив все это разнообразие (по ссылке можно ознакомиться с конкурсом), профессиональное жюри в составе народной артистки России Валентины Талызиной, Валерия Рузина, Юсупа Разыкова и представителя Краснодарского края Ждана Тихонова распределили шесть наград и один диплом. Подавляющее большинство из них не вызывает ни вопросов, ни протестов, а одно решение вызывает даже восхищение. О нем чуть позже.

Операторский приз был присужден Алишеру Хамиходжаеву, ответственному за изображение в доброй трети самых, наверное, громких и важных российских картин нынешнего века в диапазоне от «4» и «Девять семь семь» до «Антон тут рядом» и «Звезды». В «Братьях Ч», поставленных известным театральным режиссером и кинорежиссером-дебютантом Михаилом Угаровым, Хамидходжаев любуется солнечными зайчиками, буйной зеленью и тем, «как провел этим летом» вместе с семьей самый знаменитый Антон русской литературы.

Роль этого последнего – признанную «Лучшей мужской» – исполнил модный Егор Корешков, которому пришлось работать в фильме с сильным актерским коллективом, – в частности, в этой же картине великолепно исполнил роль старшего брата Артем Григорьев. (Есть в мире фестивальных наград одна ужасная несправедливость, за которую ответственным лицам еще, возможно, предстоит гореть в аду: редкость такой номинации, как премия актеру второго плана.)

province russia brothers«Братья Ч»

Лучшая женская роль была сыграна, по мнению жюри, Машей Поезжаевой в агрессивном sexploitation из жизни людей «с особенностями развития » – «Классе коррекции» Ивана Твердовского младшего, о которой в ИК неоднократно писали.

province russia class«Класс коррекции»

В одном вопросе голосование широкой аудитории и профессионального жюри совпало: приз за лучшую режиссеру и приз зрительских симпатий увез в Москву Кирилл Белевич – телесериальный режиссер, дебютировавший в полнометражном кино батальной драмой «Единичка». Нормальный, в каком-то смысле даже нормативный военно-патриотический мейнстрим, «Единичка» создана на студии «Марс-Медиа» продюсера Рубена Дишдишяна, и этим обстоятельством о фильме сказано многое, если не (почти) все.

province russia edinichka«Единичка»

Приз за лучший сценарий был отдан совсем уже полному дебютанту в кино – литератору (поэту, писателю, исследователю) Игорю Вишневецкому, чей «Ленинград» основан на его же одноименной повести, получившей в свое время престижную премию «Нос». Учитывая, что остальные номинанты фестиваля не отличались выдающейся литературной основой, это решение тоже можно назвать, как и все предыдущие, вполне релевантным.

Теперь – о единственном сомнительном. Специальный диплом достался картине Маргариты Шубиной «И был день» с формулировкой «за актерский ансамбль». Среди разнообразных (не)совершенств этого дебюта именно актерская игра (наряду с многозначительными репликами, будто списанными с графоманских литсайтов) превращает просмотр в нешуточное испытание. (Впрочем, нет худа без добра – фильм побуждает вспомнить различные направления B-movies и вновь задуматься о базовых принципах того, что мы считаем профессиональным кинематографом.) Кроме того, для любителей авторского кино, которые при прочих равных благополучно пропустили бы этот фильм, режиссер заготовила сюрприз: в начальных титрах среди актерского состава указан Брюно Дюмон. Титр сопровождает план, на котором среди многочисленных прохожих можно разглядеть автора «Жизни Иисуса» и «Вне Сатаны». Неожиданное участие фигуры такого масштаба, безусловно, многих заставит сперва из любопытства, а затем из принципа высидеть весь фильм до конца. Их усилия будут вознаграждены, но, предупреждаю, не слишком щедро: ближе к финалу загадочный фландриец действительно отметится в роли уличного зеваки (и тут же мимо него пройдет его актриса Жюли «Хадевейх» Соколовски с бойфрендом). Это волшебное явление длится две или три секунды, и при всем уважении к участникам этой уличной сценки я бы не утверждал, что ожидание того стоило.

province russia dayБрюно Дюмон в фильме «И был день»

И, наконец, о главном решении жюри, вызывающем неподдельное восхищение. Я посмотрел весь конкурс и (этическая проблема солидарности с жюри для меня в данном случае состоит в том, что я имею некоторое отношение к «Ленинграду», начиная от эпизодической роли, в нем сыгранной), то более-менее взвешенно констатировать, что работа Вишневецкого – наиболее странная, эстетская и даже несколько претенциозная и по форме, и по содержанию (поскольку единственная апеллирует к высокой культуре). Как автор, периодически пишущий о кино, я предпочитаю выделять именно такие картины. Те или иные их недоработки или погрешности считаю нередко скорей обогащающими кинематограф, чем уверенное следование шаблонам в гладко сделанных лентах.

province russia leningrad 2«Ленинград»

Кроме того, есть важная разница между функциями зрительского и профессионального жюри. Первое безответственно, второе – нет. Раздавая пряники, профессиональное жюри расставляет будущие приоритеты; сообщает всему миру, что важно, а что – не очень; притормаживает путь к зрителю одним картинам и поощряет продвижение других. Эти глобальные и в дальнейшем неотвратимые последствия решений жюри, казалось бы, обязывают каждого члена отдавать себе отчет в том, чем именно он руководствуется, совершая тот или иной выбор. Учитывает ли он что-либо еще, помимо «нравится/не нравится» или «свой/чужой». Рискну предположить, если речь о конкурсе художественных картин, то и оценивать профессиональному жюри при выдаче главного приза надлежит именно искусство (а также неразрывно связанные с ним замысел, размах), а не, скажем, историю, сюжет, уровень провокации, дизайна или шоу. (Называю то, что чаще мелькает на большом экране, чем искусство, и нередко подменяет его.) К сожалению, многие судейские коллективы последнего времени – притом что состояли они из признанных профессионалов – то и дело выказывали свое решительное несогласие с этими установками  (в предуведомлении к тексту по ссылке перечислены такие случаи), в результате демонстрируя отчаянную профнепригодность и, в сущности, ничем не отличаясь от реактивной и реакционной зрительской массы. С той важной разницей, что зрительская масса: 1) на свой лад объективна, а четыре-пять человек – нет, и 2) не уполномочена определять, кто здесь лучший, а четыре-пять человек – уполномочены.

Автор этих строк не считает «Ленинград» безоговорочно удавшейся картиной. Но как бы к ней ни относиться – а «Ленинград» был принят в Ейске с большим интересом и теплом, – награждение пришлого новичка «из ниоткуда», лишенного каких-либо коррупционных рычагов влияния; награждение фильма, которого не должно было быть, потому что он не принадлежит индустрии; фильма, который единственный среди конкурсантов ведет диалог и с историей, и с эпохой немого кино; фильма, который говорит на языке культуры, а не масс-медиа; и награждение такого фильма именно Гран-при (наградой, принципиально отличной от остальных, в каком-то смысле трансцендентной по отношению к ним), – все это в совокупности признаки сильного решения, точно расставляющего точные приоритеты. Такими и должны быть настоящие экспертные вердикты, но, как я уже упоминал, совпадение реального и должного в этой области встречается все реже, и потому вызывает в данном случае не сонное чувство спокойного удовлетворения, а изумление, переходящее в аплодисменты.

Фотография 60-х. Новый канон

№4, апрель

Фотография 60-х. Новый канон

Екатерина Викулина

«Оттепель – эпоха многосложная; ее невозможно осмыслить по лекалам, описывающим «советское». Несмотря на попытку перезагрузить социализм, вернувшись к ленинским истокам, несмотря на устремленность одновременно в прошлое и будущее, эта эпоха оказалась созвучна процессам, происходившим на Западе (студенческие бунты, сексуальная революция). Одним из ключевых понятий, вокруг которого выстраивается оттепельный код, является телесность.

Колонка главного редактора

Новость, которая становится важной, потом главной, потом – единственной

18.10.2012

Выступление в передаче «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы». О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях сегодня внезапно главный редактор журнала «Искусство кино», культуролог Даниил Дондурей.

Новости

За «Оскар» выдвинут «Белый тигр»

21.09.2012

Российский оскаровский комитет выдвинул на премию «Оскар» фильм «Белый тигр» Карена Шахназарова. По словам председателя Владимира Меньшова, эта картина с большим отрывом победила по итогам голосования членов оскаровского комитета.