В свежем номере журнала «Искусство кино»: «Джокер», Венецианский фестиваль — 2019, киновселенная Marvel

Щель для продолжения? Искусствовед о четвертом эпизоде последнего сезона «Игры престолов»

«Игра престолов» © Амедиатека

Распечатана вторая половина заключительного сезона «Игры престолов», самого популярного сериала на сегодняшний день (серии выходят на «Амедиатеке» одновременно со всем миром). Мы попросили поделиться мнением о предпредпоследней серии Кирилла Эмильевича Разлогова, доктора искусствоведения, президента Гильдии киноведов РФ и программного директора ММКФ. Оказывается, в сериале сохраняется этический релятивизм, а не только ляпы со стаканчиками кофе из Starbucks.

Четвертый эпизод последнего сезона «Игры престолов», как и ожидалось, играл роль связующего звена между двумя битвами — победой над мертвецами в третьем эпизоде и неминуемым сражением с Серсеей в пятом.

С точки зрения принципиальной расстановки сил ничего не изменилось, противоречия не обострились, но и не разрешились. В течение всего четвертого эпизода во внутреннем мире произведения просто циркулировала старая или относительно новая информация, которую акцентировали немногочисленные ударные события.

Исходной точкой стало прощание со «своими» (наиболее близкими) погибшими. Параллельный монтаж плачущих Дейенерис и Сансы подчеркивает временный характер их сближения и грядущее продолжение соперничества.

Последующее пьяное застолье обостряло страсти и выявляло в крупных планах отдельных персонажей, их приязни и неприязни. Кульминацией здесь стала потеря невинности леди (теперь уже рыцаря, то есть сэра) Бриенны в объятиях Джейме Ланнистера, которого в финале несколько искусственно отправляют в противоположный лагерь на помощь любовнице-сестре. Впрочем, физическая страсть остается за кадром, что некоторые наблюдатели за процессом объясняют ужесточением цензуры, лишающей ключевые эпизоды извращений, соитий и насилия изначальной завораживающей привлекательности.

«Игра престолов» © Амедиатека

Самой сильной стороной драматургии сериала остается этический релятивизм, который дает возможности неожиданных изменений в характере и поведении любых персонажей и соответствующих трансформаций отношения к ним зрителей в широком диапазоне — от добродетели к злодейству и обратно.

В четвертом эпизоде (как и во втором) много необязательных разговоров. Плетутся интриги, которые призваны поддержать интерес зрителей к предстоящему в финале кровавому разрешению конфликтов (хотя, возможно, как это уже бывало, вся кровь прольется не в последнем, а в предпоследнем эпизоде).

Чтобы зритель окончательно не завял от интеллектуальных бесед, в заключительной части в гавани удары по нервам следуют один за другим, что вселяет надежду на следующий эпизод, хотя главный вопрос — кто там кого убьет — естественно, остается открытым. 

Почему-то мне кажется, что в самом финале будет оставлена малозаметная щель для возможного в более или менее отдаленном будущем продолжения сериала.

«Игра престолов» © Амедиатека

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari