Канны-2021. Калейдоскоп видеоарта. Прощание с Джеймсом Бондом

Сара ГавронСейчас самое время женщинам рассказывать свои истории

Сара Гаврон
Сара Гаврон

12 марта 2021 года в рамках британо-российского культурного онлайн-форум UK-Russia Creative Bridge пройдет дискуссия художественной директорки BFI London Film Festival Триши Таттл и Сары Гаврон, известной по фильмам «Кирпичный переулок» и «Суфражистки». Дополнительно после дискуссии любой зарегистрировавшийся может посмотреть бесплатно новую работу английской режиссерки «Рокс». Ася Заболоцкая поговорила с Сарой Гаврон, только что получившей несколько номинаций на премию BAFTA, о ее последнем фильме, женщинах в киноиндустрии и любви к Восточному Лондону.

— Для начала хотела бы вас поздравить с номинацией на премию BAFTA.

Спасибо огромное. Вчера мы потратили целый день на общение с прессой по этому поводу, и меня все еще переполняют эмоции. BAFTA ни разу не номинировала такое количество женщин и представителей разных этнических групп в режиссерской категории. Это настоящий прогресс. Хотя BAFTA всегда старалась замечать абсолютно разные фильмы, поддерживать новые идеи и стимулировать молодых кинематографистов снимать все больше и больше.

— Вообще было трудно продвигать свой фильм в такое сложное время?

Действительно, время сейчас не из легких. Мне кажется, каждый столкнулся со многими проблемами, особенно в индустрии кино. Тяжело представить, как сильно пострадали независимые кинотеатры из-за локдауна. Наши планы тоже кардинально поменялись в связи с пандемией. Мы собирались выпустить «Рокс» в апреле прошлого года, но за неделю до релиза нас всех посадили на карантин. В итоге картину мы положили на полку на неопределенное время. Потом случился Black Lives Matter, и все участники фильма стали активистами этого движения. Им просто было не до этого. Но нам все-таки удалось выпустить «Рокс» в прокат на пару недель, когда немного снизились ограничения локдауна. Показы проходили строго в масках, рассадка была в шахматном порядке, и со стороны выглядело очень сюрреалистично. Однако люди смогли посмотреть кино — это самое главное.

— Ваши предыдущие фильмы в большинстве своем были адаптацями и говорили о прошлом и трудностях, с которыми сталкивались женщины, живя в Восточном Лондоне. «Рокс» — совершенно другое кино, которое рассказывает о молодом поколении лондонцев, живущих сейчас. Почему от осознания прошлого вы перешли к настоящему?

Понимаете, будучи матерью дочери-подростка, я живу ее интересами, поэтому именно она меня подтолкнула к созданию сюжета на современную тему. Еще на меня повлияли зрительницы, с которыми я познакомилась во время специального показа «Суфражисток», мне резко стало интересно, как живут молодые девушки в Лондоне. В мое время в кинотеатрах не было фильмов, где бы в центре сюжета находился женский персонаж. А тогда мне очень хотелось посмотреть фильм про взросление юной девушки в Британии, с которой я бы могла соотнести свой жизненный опыт, но их просто не было. Зато сейчас у меня есть возможность рассказать про нынешнее поколение. Только вы не подумайте, это не типичная история про девочку-подростка, влюбленность и всякое такое. В первую очередь «Рокс» — это картина про настоящую женскую дружбу, созданная командой молодых кинематографисток.

«Рокс», 2019

— А как вы вообще находите своих героинь? Вы сначала видите историю и потом находите образы или наоборот?

Знаете, у каждого фильма был разный процесс создания истории и поиска главной героини. Например, студия Film Four сама обратилась ко мне и предложила книгу Моники Ли, которая стала основой сюжета фильма «Кирпичный переулок». Именно автор создала такую волевую Назин, ее прогрессивных детей, консервативного мужа и страстного молодого любовника. Я просто загорелась этой историей, и уже позже Эбби Морган написала замечательный сценарий. Иное путешествие меня ждало с фильмом «Суфражистки». Долгое время мне не давала покоя история их борьбы за свои права, и мне очень хотелось перенести ее на киноэкран. В то время у нас было много доступной информации, не только биографии реальных суфражисток, но и уникальные архивные съемки. Вместе с Эбби Морган мы провели серьезное расследование и создали отдельную историю, где каждая героиня несет в себе разные черты характеров реальных исторических персонажей. И уже совсем иначе мы подходили к моему последнему фильму «Рокс». Мы искали интересных молодых девушек, и мы четко не обозначали, кого вообще ищем. В нашем фильме могла участвовать любая, независимо от ее социального статуса и национальности. С каждой мы встречались, разговаривали и смотрели, с кем из них намечается настоящая дружба. У нас проходили специальные воркшопы для этого, по результатам которых одна из сценаристок — Тереза Икоко — придумала сюжет, где сестра теряет своего младшего брата. Так что к каждому фильму у нас были разные подходы.

— У себя в фильмах вы часто упоминаете, в каких локациях находятся героини. В «Кирпичном переулке» это Brick Lane, в «Суфражистках» Мод выросла в районе Bethnal Green, девочки из «Рокс» обсуждают Dalston и, как я понимаю, живут в районе Hoxton. Почему эти места и чем они отличаются от других в Восточном Лондоне?

Забавно получается, что все действия в моих фильмах происходили в радиусе двух миль друг от друга. На самом деле я живу в северной части Лондона, но и Восточный Лондон тоже хорошо знаю. Меня всегда интересовала именно эта локация из-за приезжающих туда иммигрантов. Коммьюнити каждого района в Восточном Лондоне менялось с появлением разных этнических групп. Как раз этим мне и была интересна улица Brick Lane, где сначала стояла церковь, потом синагога, а в конце построили мечеть. Соединение разных национальностей, культур и идей можно встретить на этих улицах, и именно за это я полюбила Восточный Лондон и всячески пытаюсь показывать это в своих фильмах.

— Вы начали свою карьеру в ранних 2000-х и были обеспокоены нехваткой женщин-режиссеров в киноиндустрии. Как вы думаете, насколько все изменилось за это время?

К сожалению, понадобилось очень много времени и сил, чтобы наконец-то чего-то добиться в киноиндустрии. Когда я только закончила киношколу, на слуху было совсем мало женщин-режиссеров. Но даже в то время мы часто упоминали работы Джейн Кэмпион и Салли Поттер. В последующие годы женщин в киноиндустрии становилось то меньше, то чуть больше, а потом снова стало меньше. Изменения были неустойчивыми, и всегда происходили какие-то колебания. Только благодаря движению #MeToo, TimesUp женщинам удалось пробиться в киноиндустрии намного дальше. В настоящее время уже больше женщин номинируется на разные престижные премии, они получают статуэтки за свои работы и рассказывают абсолютно новые истории. Я думаю, сейчас самое подходящее время для нового поколения режиссерок, чтобы выходить и делиться своими идеями. Продавать свои истории продюсерским компаниям стало тоже намного легче, потому что теперь там работают люди более открытые, чем раньше. Но нам в киноиндустрии нужны еще и люди разных национальностей и другого социального статуса.

«Рокс», 2019

— Выходит, еще много работы предстоит, чтобы поменять правила киноиндустрии.

Именно, еще столько надо будет сделать.

— В одном из интервью вы говорили, что на ваш режиссерский стиль повлияли работы Майка Ли, Стивена Фрирза и Теренса Дэвиса. Какие именно фильмы, можете назвать любимые и объяснить почему?

Ой, эта группа из трех мужчин была в самом начале моего режиссерского пути. Когда я была подростком, то смотрела только голливудские фильмы, поэтому когда я познакомилась с фильмами Майка Ли, Кена Лоуча, Стивена Фрирза и Теренса Дэвиса, то была очень удивлена. Дело в том, что их картины были о современной Британии, и для меня это было чем-то другим, чем-то новым и неизведанным. В то время я даже не думала, что женщина может стать режиссером, потому что везде были одни мужские имена. Только после просмотра фильмов Джейн Кэмпион я поняла, что все возможно. Уже будучи в киношколе, я узнала о таких режиссерах как Бергман и Тарковский, а позже наше обучение совпало с появлением датской «Догмы-95». Получается, что в разные периоды моей карьеры на меня повлияло много режиссеров. Например, во время создания «Суфражисток» я вдохновлялась фильмами «Битва за Алжир» Джилло Понтекорво и «Кровавым воскресеньем» Пола Гринграсса. Когда я решилась работать над «Рокс», то смотрела Селин Сьямма и картину «Божественные» Уды Беньямины. Столько режиссерок рассказывают замечательные истории о женской дружбе, поэтому мне хотелось узнать об этом как можно больше. Вот совсем недавно я посмотрела «Землю кочевников» Хлои Чжао и никак не могу выкинуть этот фильм из головы. Мне очень нравится, как она соединяет элементы художественного кино и документального в одной картине.

— Мне кажется, в ваших фильмах тоже можно проследить синтез документального и художественного кино. В принципе, вы как предпочитаете работать с актерами, у вас есть какой-то свой уникальный метод?

Возможно, возможно. Касательно моего метода работы с актерами, понимаете, мне очень важно узнать человека с разных сторон. Одни артисты любят обсуждать сцены часами и приходить к какому-то консенсусу, другие просто сначала хотят физически прочувствовать своего персонажа и тогда уже принимать решения. Я готова работать с любыми из них. Например, как я уже упоминала, во время создания «Рокс» у нас проходили разные воркшопы с актрисами. С ними было все немного иначе, потому что это был их первый фильм, поэтому приходилось заниматься немного образовательной деятельностью. Мы со съемочной группой решили отказаться от классических методов кинопроизводства, где надо вставать в определенную точку, свет обязательно горит прямо в лицо, сцены снимаются в хаотичном порядке и режиссер кричит: «Стоп!Снято!» В итоге мы все снимали по хронологии, никто не говорил «Стоп», и на площадке у нас иногда находилось даже три камеры. Кстати, в составе съемочной группы было много женщин, особенно операторок, и все они очень были похожи на героинь из фильма.

— Во время интервью вы успели упомянуть уже показавших себя режиссерок в киноиндустрии. Может, назовете пару имен еще неизвестных британских кинематографисток, за которыми уже сейчас стоит начинать следить?

Ох, на самом деле это такой серьезный вопрос, над ним надо посидеть и подумать. Вот сейчас я выступаю кем-то вроде наставника и помогаю с разными вопросами режиссерке Виктории Томас. Она шотландка африканского происхождения и только что сняла короткий метр. Он еще не вышел, но скоро вы о нем услышите. Еще меня поразила замечательная работа Роуз Гласс «Спасительница», которая уже была показана на многих кинофестивалях. Но я бы хотела вернуться к женщинам-режиссерам, которые уже себя показали в киноиндустрии, и добавить еще парочку имен. Это, конечно же, Кэрол Морли, Андреа Арнольд, Линн Рэмси и Сюзанна Уайт. Но я полностью уверена, что в будущем будет еще больше имен, потому что сейчас самое подходящее время женщинам выходить и рассказывать свои истории.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari