Между Дудём и Лозницей: YouTube-документалистика, все неигровые хиты — 2019, магический Педру Кошта и Луис Бунюэль — новый взгляд и впервые на русском

Русская доля: отечественный кинорынок в условиях конкуренции. Рекордсмены, сборы, беды

«Ночной дозор», 2004

Российское кино попало в конкурентную ситуацию мирового рынка буквально как кур в ощип. Все проблемы пришлось решать на ходу. Аналитик кинобизнеса Сергей Лавров в рамках проекта ИК о постсоветском кино «Пролегомены» (куратор — Елена Стишова) рассказывает, как формировалась российская киноиндустрия и какие кассовые рекорды устанавливало отечественное кино.

P.S. Кассовые сборы в России подразумевают общие валовые сборы в России и в странах СНГ.

Когда я учился в МГУ, мне дали прочитать повесть Владимира Кунина «Интердевочка» всего на одну ночь, и я буквально проглотил ее к утру. Неудивительно, что, когда вышел в прокат одноименный фильм Петра Тодоровского, я был одним из первых его зрителей. Последний кассовый хит советского кино, мелодраму «Интердевочка» посмотрели в 1989 году 44 млн зрителей. В 1990 году по опросу журнала «Советский экран» фильм был назван лучшим в Советском Союзе. Огромный успех этой ленты, как и годом ранее «Маленькой Веры» (56 млн зрителей), говорит о том, что запретные темы секса и эротики были востребованы в советском обществе, где, по слухам, «секса не было».

В конце следующего — 1991— года великой страны не стало. Госкино СССР кануло в Лету, и его место какое-то время оставалось пустым. Параллельно рухнула навигация фильмокопий по кинотеатрам, механизм которой десятки лет отрабатывался такой мощной сетевой структурой, как Совкинопрокат. Пробил час рыночной свободы, и на экраны наших кинотеатров хлынула низкопробная продукция независимых студий Голливуда, разобраться в которой неискушенным зрителям было очень трудно. Да и прокатчики не владели ситуацией. Монополия национального контента, всерьез не знавшая конкуренции и к ней не готовая, столкнулась с конкурентным продуктом, как говорится, лицом к лицу. Хочешь не хочешь, пришлось заняться подсчетом русской доли в общем количестве фильмов, претендующих на внимание российского зрителя. Подсчитали — прослезилась. Утерли слезы и поняли, что это не временные трудности, а постоянно действующий фактор.

В российский прокат продолжали выходить ленты, снятые еще при советском руководстве. Комедийная мелодрама Н. Михалкова «Урга: территория любви», частично снятая на французские деньги, сорвала кассу сначала за рубежом (около $3 млн), а затем совсем небольшую ($40 тыс.) — на родине. Фильм, снятый в СССР, выдвигался на «Оскар» уже от России. Имя знаменитого русского режиссера служило «гарантированной приманкой» для зрителей всего мира.

Режиссер последнего кассового советского рекордсмена П. Тодоровский свою военную мелодраму «Анкор, еще анкор!», снятую за $350 тыс., выпустил сразу на видео. Мира Тодоровская, продюсер фильма, приняла мудрое решение. В кинотеатрах «Анкор» прошел вяло, но на зарождающемся легальном видеорынке (студия «Союз Видео») он был продан тиражом не менее 1 млн экземпляров (а это принесло около $800–900 тыс). В это время начиналась активная миграция зрителей из кинозалов, к чему в СССР привыкли, в видеосалоны, а потом и в сторону дивана и домашнего видеомагнитофона.

Н. Михалков опять же с помощью французов запустился с $2,8-миллионной драмой «Утомленные солнцем» и получил-таки в 1995 году вожделенный «Оскар» и приличные сборы ($4 млн) в мировом прокате. В России его лента прошла уже значительно лучше (сборы — $160 тыс., 11-е место по итогам 1994 года), чем «Урга», но в наших кинозалах по-прежнему доминировали американские b-movies. Любопытно, что Никита Сергеевич не доверил показ своего фильма новым прокатчикам, и дистрибуцией «Утомленных солнцем» в нашей стране занималась его компания «ТриТэ».

С 1995 года отечественное кино неожиданно «ожило» в кинотеатрах. Первые четыре места по итогам того года заняли российские фильмы. Это пародийная комедия «Ширли-мырли» Владимира Меньшова, авантюрная комедия с историческим дискурсом «Особенности национальной охоты» Александра Рогожкина, комедийная мелодрама «Московские каникулы» Аллы Суриковой и драма «Любить по-русски» Евгения Матвеева, оказавшаяся прибыльной.

«Интердевочка», 1989

Четыре наших кассовых хита 1995 года суммарно посмотрели в прокате 5 млн 505 тыс. зрителей — это уже какой-никакой результат для российского кино, достаточный для того, вытеснить из кинозалов халтурную американскую продукцию.

Вдохновленные такими достижениями национальных картин, чиновники Роскомкино попытались создать компанию «Российский кинопоказ», которая занялась бы строительством новых кинотеатров по всей стране, а в перспективе — дистрибуцией (прокатом и показами) отечественных релизов в стране и за рубежом. Но правительству РФ тогда было не до кинопроката, и частные компании, аффилированные с американцами и европейцами, начали сами переоборудовать и открывать «долбированные» кинозалы в гостинице «Рэдиссон Славянская» и в гостинице на Олимпийском проспекте (кинозал «Под куполом»). Потом на Тверской начал свою работу знаменитый «Кодак Киномир». Надо ли говорить, что российского кино в этих кинотеатрах практически не было. Однако зажиточные россияне начали посещать новые киноплощадки и постепенно привыкать к высокому качеству демонстрации фильмов с попкорном и напитками.

В 1996 году киностудия Б.А. Гиллера профинансировала и выпустила в прокат военную драму «Кавказский пленник» Сергея Бодрова — старшего, которая вновь возглавила кассу нашего проката в том году, правда, с весьма скромным результатом $100 тыс. Ее посмотрели на 55 копиях 330 тыс. человек. В мировом прокате картина С. Бодрова — старшего благодаря номинации на «Оскар» заработала $2,1 млн. Возможно, именно с этой ленты и началась «милитаризация» российского кино, но уже не в теме военных подвигов во времена Великой Отечественной войны. Кинематографистов заинтересовал материал локальных войн — как драматургический фон и как возможность обновления киноязыка.

Следующие два года — 1997–98 — отечественное кино оказалось отброшенным на обочину проката. «Роскомкино» продолжало финансировать производство, но наши ленты не доходили до массового кинозрителя. Самыми успешными за это время стали снятая в основном на французские деньги криминальная драма «Вор» Павла Чухрая и комедия «Особенности национальной рыбалки» Александра Рогожкина. Однако голливудский блокбастер «Титаник», собравший у нас гигантские по тем временам $5,2 млн всего на 27 копиях, заставил наших бизнесменов и инвесторов начать строительство современных кинозалов. Наш зритель, как и во всем мире, понес деньги на раскрученный фильм Джеймса Кэмерона.

$35-милионный отечественный колосс «Сибирский цирюльник» «покорил» в 1999 году все прокатное пространство страны, собрав $2,6 млн всего на 50 копиях. Фильм Н. Михалкова крутился в наших кинотеатрах целых 1,5 года. С российской стороны копродукционную картину финансировали Госкино и Студия «ТриТэ». Костюмно-историческая мелодрама была великолепно «продвинута» студией Никиты Сергеевича, которая снова сама прокатывала ее в России, и нашему зрителю ничего не оставалось, как броситься к кассам кинотеатров.

Отечественный кинопрокат окончательно окреп после августовского дефолта 1998 года, и кассовые сборы в кинотеатрах начиная с 2000 года начали неуклонно расти. Благодаря гигантскому успеху (около 15 млн VHS) на легальном видеорынке криминальной драмы 1997 года «Брат» компания СТВ и «Интерсинема-Арт» выпустили в начале нового века ее сиквел «Брат 2», который стал единственной российской лентой в десятке лидеров проката. Лента установила никем не побитый до сегодняшнего дня феноменальный рекорд сборов на одну копию — $90 тыс. — при общей кассе $1,08 млн всего на 12 кинокопиях. Но ожидаемое всеми в стране продолжение криминальной истории все равно проиграло голливудскому контенту.

«Утомленные солнцем», 1994

Общие кассовые сборы с 2001 по 2003 год значительно выросли: с $65 млн до $190 млн, но при этом наше кино не вызывало особого интереса у публики, несмотря на создание отечественной прокатной компании «Роскинопрокат». Самым кассовым релизом этой госконторы была эпическая мелодрама «Благословите женщину» — $620 тыс, чье $3,5-милионное производство финансировала Мосгордума. Высокобюджетное производство (драма «Романовы: венценосная семья» обошлась Госкино и Сбербанку РФ вместе с ремонтом снимаемых объектов в $18 млн) соседствовало с микробюджетными проектами (комедия «Теория запоя» стоила компании-однодневке «Полигон» всего $200 тыс).

Наше кино в это время «не отбивалось» в кинотеатрах, но имело приличные продажи на видеокассетах. Количество выпускаемых отечественных картин в это время постоянно увеличивалось, хотя государство в лице Минкульта и Госкино выделяло от $100 тыс. до $1 млн на только им «понятные» российские кинопроекты. Лишь три криминальных (!) фильма имели за эти три года значительный зрительский успех: это «Антикиллер», «Олигарх» и «Бумер», последний из которых окупился после показов в кинотеатрах. Но в большинстве своем зрители отдавали предпочтение все-таки «просмотру на диване», чем походу в современный кинозал.

С 2004 года начался подъем российского кинопроизводства — с этого времени наше ТВ стало снимать и, самое главное, рекламировать отечественные релизы для театрального показа. Мистико-фэнтезийный триллер-боевик Первого канала и компании «Базелевс» с участием большого количества наших актеров «Ночной дозор» оставил позади все американские блокбастеры. В прокат вышли уже 56 отечественных картин, причем пять из них заработали в кинотеатрах более $1 млн. Доля российского кино впервые была подсчитана изданием «Кинобизнес сегодня» и составила в 2004 году 12,9%. Массированная рекламная кампания «Ночного дозора» на ТВ заставила пойти россиян на наш фильм — мы же можем снимать не хуже Голливуда за небольшие деньги и с участием наших кинозвезд! И наконец, в 2005 году произошел прорыв нашего кино к нашей же публике — всего было выпущено в прокат 64 отечественных релиза. Пять российских фильмов, лидеров проката, позволили резко поднять долю российского кино до рекордных 29,7%. Самое смешное в этой ситуации то, что в это же время фактически умер государственный «Роскинопрокат», выпустив свой последний релиз с символическим названием «Мы умрем вместе». Любопытно, что из пяти наших хитов четыре («9 рота», «Турецкий гамбит», «Статский советник» и «Бой с тенью» — лишь два из них, первый и третий, сняты при господдержке) смогли окупить свое производство после показа в кинотеатрах. Лед тронулся? По жанрам были в том году успешными «военная тема», костюмно-историческое кино и два боевика — спортивный и криминальный (только дорогостоящий «Мужской сезон: Бархатная революция» не стал прибыльным).

Третий год подряд чемпионом кассовых сборов в нашем кинопрокате становился российский фильм — в 2006 году им был «Дневной дозор». В десятке лидеров проката за тот год — три отечественные картины (из 61), но доля снизилась (до 25,7%) и уже никогда не достигнет рекордных показателей 2005 года. Кроме «Дозора» прибыльными стали и сиквел «Бумера», и скандальная военно-подростковая драма «Сволочи» (снят при господдержке).

Интересно, что «Дневной дозор» стал первым российским фильмом, собравшим в кинотеатрах более $30 млн (его посмотрели рекордное на то время количество зрителей — 7 млн 410 тыс. человек). Сиквел «Ночного дозора» наш зритель ждал, как и продолжение криминального «Бумера», а девочки-подростки массово пошли на военных «Сволочей», где героями были мальчишки-ровесники.

«Бумер», 2003

Впервые в 2007 году в нашем кинопрокате сборы всех релизов превысили $0,5 млрд ($565 млн). Доля российского кино несколько увеличилась (до 26,7%), и в десятке лидеров оказались три отечественные картины, снятые вообще без госденег («Волкодав из рода Серых Псов», «ЖаRа» и «Бой с тенью 2: Реванш»). Попытка создания для наших продюсеров высокобюджетной копродукции с другими странами (исторический боевик «Монгол» стоимостью $20 млн) закончилась более чем удачно. Эта картина пользовалась успехом и в России (более 1 млн зрителей), и в иностранном прокате — более $20 млн кассовых сборов и значительные продажи на видео во многих странах мира. Наш зритель пошел в тот год на сиквел спортивного боевика «Бой с тенью», на молодежную лирическую комедию «ЖАRА» Резо Гигиенишвили и фэнтези «Волкодав из рода Серых Псов» Николая Лебедева.

Количество кинотеатров в стране растет стремительными темпами. В 2008 году вновь отечественный релиз — лирическая комедия «Ирония судьбы. Продолжение» Тимура Бекмамбетова возглавила список самых кассовых за год, заработав невероятную даже для сегодняшнего дня сумму — почти $50 млн. Доля снизилась до 25,5%, но из 80 выпущенных в наш прокат российских релизов в десятку попали еще два: высокобюджетный ($22 млн) «Адмиралъ» Кравчука и пародийная комедия «Самый лучший фильм» Кирилла Кузина, очередь за билетами на которую зрители занимали в первый день показов с раннего(!) утра. Восемь наших картин в 2008 году впервые посмотрели более 1 млн зрителей каждую. Предпочтение было отдано комедиям и военно-историческому блокбастеру. Современное проблемное кино оказалось в артхаусной нише, но хорошо уже то, что оно вообще появилось.

Последствия мирового финансово-экономического кризиса конца 2008 года обрушились на нашу страну уже в 2009 году, когда сильно сократилось строительство новых кинотеатров в ТРЦ. Огромное количество российских кинопроектов были приостановлены или вовсе закрылись из-за отсутствия финансирования. Однако этот регресс скажется только в следующем году, а в 2009-м снова пять (три из которых — комедии) отечественных картин из 80 оказались в десятке самых кассовых. Доля нашего кино опустилась до отметки 23,9%, но уже девять российских лент посмотрели в кинотеатрах более 1 млн зрителей каждую. Именно в последний день 2009 года была утверждена «новая редакция Устава Фонда (кино), значительно расширившая круг его задач». То есть были созданы значительные преференции для так называемых компаний — лидеров производства кино, главы и представители которых одновременно являлись и экспертами ФК, что никого не смущало.

В 2010 году наш кинопрокат не только благополучно выбрался из кризиса, но и показал феноменальный результат кассовых сборов — более $1 млрд 58 млн выручили дистрибуторы от всех релизов в кинотеатрах. Россия вышла на шестое место в мире по общим валовым сборам среди всех территорий за пределами США. «Аватар» способствовал цифровизации наших кинозалов (тогда их было около 1000), а его феноменальная касса ($117,9 млн) и количество зрителей (14,1 млн проданных билетов) остаются рекордсменами до сих пор. Доля нашего кино упала до «смешных» 18,5%, так как из 71 отечественного релиза только два вошли в десятку лидеров проката — это комедия «Наша Russia: Яйца судьбы» и новогодний альманах «Ёлки» (опять комедии!). Однако уже восемь российских релизов окупили свое производство в наших кинотеатрах, причем мультфильм студии «Мельница» «Три богатыря и Шамаханская царица» сделал это второй раз подряд (после прибыльного «Ильи Муромца и Соловья Разбойника» 2008 года). 

Рост сборов продолжился и в 2011 году. В десятку снова попали только два отечественных фильма из 63, и русская доля чуть снизилась — до 18,3%. Но после демонстрации в кинотеатрах прибыльными стали уже десять отечественных релизов. Теперь многие российские картины стремятся попасть на экран именно в новогодние праздники, так как большая касса им практически гарантирована. Проекты «компаний — лидеров производства» в прокате начнут проявлять себя только со следующего года, когда пост министра культуры РФ займет В. Р. Мединский. Провалом года стал военный опус Н. Михалкова «Утомленные солнцем 2: Цитадель», который при бюджете $26 млн собрал всего $1,52 млн (206 тыс. зрителей). Магия имени уже никак не повлияла на наших зрителей. «Великое кино о великой войне» они проигнорировали.

Доля российского кино снизилась в 2012 году до 16,3%, несмотря на рост общей кассы. Из 71 отечественного релиза только один вошел в десятку лидеров проката — это комедийный (!) мультфильм «Три богатыря на дальних берегах», который посмотрели в кинотеатрах огромное для этой мультфраншизы число зрителей: 4 млн 93,4 тыс. Также в прокате окупилось рекордное количество российских релизов — 15. Больше (16) будет только в 2018 году.

«ЖАRА», 2006

Фонд кино и Минкульт РФ приступили к полномасштабной разработке ЕАИС (электронного билета), хотя федеральный закон о создании такой системы был принят еще в 2009 году. Это было сделано по просьбе продюсеров и представителей компаний-лидеров производства ФК, утверждавших, что «российские фильмы не окупаются в прокате, потому что кинотеатры воруют (?) деньги на их релизах».

Русская доля в 2013 году увеличилась до 18%, потому что общая касса кинопроката России достигла максимальных показателей — $1 млрд 373 млн, и уже никогда после этого рекорда не смогла добиться такого результата. Самым кассовым за год стал российский военный эпик «Сталинград» — $51,79 млн, но его производство также стоило немалых денег (бюджет — $41 млн). В десятку лидеров проката за год попало три отечественных релиза из 53. Количество прибыльных российских картин заметно сократилось: с 15 в 2012 году до семи в 2013-м. А дело в том, что на суд зрителей представили свои дорогостоящие проекты компании — лидеры ФК. Из высокобюджетных лент 2013 года в прокате окупилась только спортивная ретро-драма студии «ТриТэ» «Легенда №17». И снова в том году пользовались успехом у россиян «военная тема», спорт времен СССР и комедия («Ёлки 3»).

Доля нашего кино в 2014 году вновь опустилась до 15,1%, и общая касса наших кинотеатров за год составила $1 млрд 247 млн. 81 российская лента демонстрировалась в прокате в том году, но лишь фэнтезийный боевик «Вий», снятый в формате 3D, попал в десятку лидеров по итогам 2014 года. При огромном количестве выпущенных отечественных лент только девять посмотрели более 1 млн зрителей каждую. И прибыльными стали тоже только девять. «Кассовый» кризис компаний — лидеров Фонда Кино очевиден, что и подтверждается статистикой за тот год.

С 2015 года доля нашего кино начала увеличиваться — 16%, но в том году в десятке лидеров проката не было ни одного отечественного релиза из 133 выпущенных в прокат. Лучший результат показал комедийный (!) мультфильм «Три богатыря: ход конем», который оценили (снова!) в новогодние праздники 4 млн 206,1 тыс. зрителей. И опять только девять лент посмотрели в кинозалах более 1 млн зрителей каждую, но прибыльных оказалось лишь шесть.

Второй год подряд в прокат выходит огромное количество российских релизов (в 2016 году — 141), но доля их сборов растет медленными темпами, в том году — 22,6%. В десятке лидеров проката два наших фильма («Викинг» и «Экипаж»). 15 отечественных картин посмотрели в кинотеатрах более 1 млн зрителей каждую. Это был рекорд по количеству «зрительских миллионеров» за год. Окупилось после показов в кинозалах только восемь наших лент. При этом индустрия стала свидетелем трех крупнобюджетных провалов: драм «Дуэлянт», «Ледокол» и мультфильма «Крякнутые каникулы». Зрителей по-прежнему «притягивают» наши высокобюджетные фильмы-события, пусть они и никак не отражают их жизнь. Спроса на реальность нет, и это тема для отдельного исследования.

Доля русского кино чуть подросла в 2017 году и составила 25,5%. В десятке лидеров проката за тот год — три наших фильма. 11 отечественных релизов из 121 окупились в прокате. Спортивная ретро-драма «Движение вверх» установила рекорд по количеству посмотревших ее в кинозалах зрителей (12,44 млн) и возглавила список самых кассовых картин по результатам 2017 года. Крупнобюджетных провалов практически не было за исключением пресловутой «Матильды», но кинотеатры были довольны ее кассой. Зритель вновь получает то, что «раскручено» в первую очередь и ставится в репертуарную сетку новогодних праздников, — это баскетбольная драма времен СССР, фантастическая мелодрама-боевик «Притяжение» и неожиданный (sleeper — спящий хит) кассовый блокбастер того года — молодежная фэнтези-комедия «Последний богатырь».

«Притяжение», 2017

В 2018 году русская доля вновь немного подросла и составила 26,1%. В десятке лидеров проката за тот год — два наших фильма, один из которых («Т-34» — снова военная тема в жанре комикса!) вновь возглавил список самых кассовых картин по результатам того года. 16 отечественных лент из 128 стали прибыльными. И это пока рекордное их количество за один календарный год. Среди крупнобюджетных релизов можно отметить такие неудачи, как мультфильмы «Гофманиада» и «Садко», фантастические драмы «Пришелец» и «Черновик» и военно-фэнтезийный боевик «Рубеж».

Итак, мы подошли к 2019 году, когда русская доля — вследствие, прежде всего, деятельности компаний-лидеров ФК и невразумительной кинополитики Минкульта РФ, — резко упала и составила в 2019 году 22,1%. На 31 декабря в десятке лидеров проката не было ни одного отечественного релиза (на 26 января 2020 года им стал «Холоп» с 2 млрд 900 млн руб). Окупились после показов в кинозалах лишь 12 из 161 отечественного релиза. И более 1 млн зрителей собрали только 12 наших картин.

Предварительные убытки российской киноиндустрии в 2019 году составят как минимум 10 млрд руб. Высокобюджетных провалов в этом году много, как никогда. Это, прежде всего, фэнтезийный боевик «Тайна печати дракона», затем идут костюмно-историческая драма «Тобол», мультфильм «Гурвинек. Волшебная игра», военная драма «Братство», фэнтези для подростков «Эбигейл», ретро-драма «Одесса», мультфильм «Урфин Джюс возвращается», мистический детектив «Девятая», историческая драма «Грех», фантастический боевик «Аванпост» и биографическая драма «Лев Яшин. Вратарь моей мечты». Минкульт и ФК надеются вновь, как и в последние пять лет, на сборы российского кино в Новый год, но общую кошмарную «рентабельную» ситуацию за год «новогодняя битва» уже не спасет. Доверие наших зрителей к отечественному кинопродукту упало до самой низкой отметки за всю историю России. И никакие меры ФК и МК по «повышению прозрачности» киноиндустрии это положение не улучшат. Если кинопроизводство благодаря госвливаниям (до 8 млрд руб. в год) у нас процветает, то кинопоказ оказался в настоящее время просто в ужасающем положении.

Российское кино продолжает отстаивать свое «место под солнцем» в окружении голливудской продукции, несмотря на «конфликт интересов» у ведущих прокатчиков России. Дело в том, что они являются одновременно «проводниками» Голливуда в нашем отечестве и главными дистрибьюторами нашего кино. Показчики (кинотеатры) не сильно рады показывать российское кино, которое на 90% проваливается во время демонстрации на больших экранах. Основная причина, на мой взгляд, этих многочисленных фиаско, — отсутствие рекламы и продвижения наших релизов к нашему же зрителю. Все российские СМИ и даже профильные издания пишут на 95% только о Голливуде. Зритель о наших фильмах практически ничего не знает.

Решение о создании компаний — лидеров ФК в 2010 году с молчаливого согласия общественности и представителей индустрии и привело к той плачевной ситуации, в которой оказалось отечественное кино сегодня. Минкульт РФ и ФК за семь долгих лет создали систему подсчета ЕАИС (так называемый электронный билет), которая функционирует уже три года и сделала бизнес кинотеатров прозрачным. Но в том же кроется причина постоянных провалов наших релизов, а в том, что благодаря господдержке и «безвозвратным» бюджетным инвестициям так называемые госпродюсеры просто перестали отвечать за конечный результат. Не по этой ли причине общее качество российского кино за последний год упало «ниже плинтуса»? И зритель на это чутко отреагировал. 

50% дохода от общей кассы забирает кинотеатр, 10–15% — дистрибутор (прокатчик), а оставшиеся 35–40% составляет «чистый доход» (если он вообще есть) российского релиза, который отправляется за рубеж на оффшорные счета иностранных «партнеров» наших продюсерских компаний. Минкульт и ФК оказались «в полной растерянности» (и не только они, но и многочисленные министры в правительстве РФ и депутаты в Госдуме) от этого провального года, и поэтому в ближайшее время нас ждут коренные перемены в области финансирования отечественного кино вплоть до значительного сокращения господдержки. Реформа эта коснется в первую очередь компаний — лидеров производства, главы и представители которых сами являются членами Экспертного совета Фонда кино, распределяющими госденьги, миллиарды которых за последние десять лет «улетели в никуда».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari