«Бумажное кино»: сценарии и кинопроза Сорокина и Мульменко, Федорченко и Сегала

Дикая и бессмысленная активность: некрореализм — уникальное явление в истории отечественного кино

В рамках цикла «Великий кинемо» Антон Мазуров продолжает рассказывать о значимых фигурах и явлениях в истории мирового кинематографа. В новой лекции речь пойдет о некрореализме — не только уникальном для советского и мирового кинематографа явлении, но и о единственном состоявшемся течении в отечественном кино, оказавшем влияние на некоторых деятелей постсоветского искусства. Ключевая фигура некрореализма — Евгений Юфит (1961–2016), о котором подробно в свое время писал Сергей Добротворский.

Эта лекция плотно сращена с лекцией про Луцика и Саморядова, хотя к 90-м некрореализм достиг «сытого измождения». Уже в 1980-е некрореалисты прославились и «быстро монетизировались». Зародилось это движение приблизительно в декабре 1984 года. Некрореализм представлен фотографиями, живописью, кинематографом и в меньшей степени текстами. Его роль и статус в кино позволяет считать движение авангардным.

Деятельность некрореалистов во многом отталкивалась от идей соцреализма, который Юфит и его соратники частично пародировали. В частности, их творчество можно соотнести с тем фактом, что идеология заставляла людей жить в мифе, а пожилые руководители страны напоминали живые мумии: похожи на мертвецов, но при этом разговаривают. Эта ситуация вызывала у молодых некрореалистов дискомфорт, а «дискомфорт рождал в них веселость, которая приводила к «дикой и бессмысленной активности». Важный момент для понимания некрореализма: «Нет смысла — нет и страха».

Это 20-я лекция Антона Мазурова из цикла «Великий кинемо» в Некрасовке.

  • В первой он рассказывал про знаменитый немецкий экспрессионизм;
  • Во второй — про кино Третьего рейха;
  • В третьей — про мондо-фильмы, завиральную итальянскую документалистику;
  • В четвертой — про великого независимого Джона Кассаветиса;
  • В пятой — про эмблему Нового Голливуда Хэла Эшби;
  • В шестой — про Новый Голливуд и его предпосылки;
  • В седьмой — про документалиста Жана Руша и эстетику французской новой волны;
  • В восьмой — про мессианство Пьера Паоло Пазолини;
  • В девятой — о Милоше Формане как представителе чешской новой волны и американском режиссере;
  • В десятой — про фотографа и режиссера Уильяма Кляйна, проводника поп-арта в кино;
  • В 11-й — про Карела Рейша и послевоенное социальное кино Великобритании;
  • В 12-й — про Жана Эсташа и конец французской новой волны;
  • В 13-й — про Жана Виго, визуального поэта, повлиявшего на весь французский кинематограф;
  • В 14-й — про Роберта Франка, недавно скончавшегося классика американского независимого кино;
  • В 15-й — про авангардиста Дмитрия Кирсанова, чьи эксперименты повлияли на многие кинематографические течения;
  • В 16-й — про выдающегося документалиста Ван Бина и его кинофрески;
  • В 17-й — о кинематографе после апокалипсиса Белы Тарра;
  • В 18-й — о сценаристах Петре Луцике и Алексее Саморядове, важных фигурах отечественного кинематографа 90-х;
  • В 19-й — о китайском режиссере Лоу Е, его исторических мелодрамах и роли пейзажа в его фильмах.

«Великий кинемо» — цикл популярных лекций, рассчитанный на широкую аудиторию, обзор истории кино в неразрывной связи с его настоящим, разговор и обмен мнениями. Узнать о ближайших лекциях можно на странице курса.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari